INTERBIATHLON • Просмотр темы - ТРЕНЕРСКИЙ СОВЕТ

INTERBIATHLON

Междусобойчик
 
Текущее время: 16 июл 2018, 19:22

Часовой пояс: UTC + 3 часа


ЛЕТО!!!!!!!:-)
Линейки для форума и блога lines.net.ua

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 15 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: ТРЕНЕРСКИЙ СОВЕТ
СообщениеДобавлено: 25 апр 2012, 11:24 
Не в сети
Змеючий захвост
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 16:25
Сообщений: 24203
Откуда: "эх... деревня" (с) :-)))
Интервью тренеров и просто заслуженных биатлонистов России.

_________________
НЕ ВСЯКОЕ ОЦЕНОЧНОЕ СУЖДЕНИЕ ДОЛЖНО СЛУЖИТЬ МОДИФИКАТОРОМ ПОВЕДЕНИЯ ИзображениеИзображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ТРЕНЕРСКИЙ СОВЕТ
СообщениеДобавлено: 25 апр 2012, 11:25 
Не в сети
Змеючий захвост
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 16:25
Сообщений: 24203
Откуда: "эх... деревня" (с) :-)))
Виктор Маматов ответил на вопросы читателей rusbiathlon.ru

Сегодня вашему вниманию предлагается первая часть беседы представителя rusbiathlon.ru с легендарным биатлонистом и действующим спортивным функционером.

[rusbiathlon.ru]: Виктор Фёдорович, прежде всего, разрешите поздравить Вас с присуждением самой главной награды в области биатлона — премии Biathlon Award в номинации «Biathlon Legend». Болельщики и Ваши многолетние почитатели от всей души радуются вместе с Вами этому жесту международного признания Ваших заслуг и благодарности за Вашу многолетнюю деятельность. Болельщики сайта Русбиатлон желают Вам крепкого здоровья, творчества в Вашем нелёгком, но таком нужном труде, и ещё много различных наград в Вашу богатую коллекцию.

Вот и закончился этот неоднозначный и трудный для нас сезон. Наступает время принятия решений?

Виктор Маматов: Начнём с того, что решение-то уже принято. Михаил Дмитриевич Прохоров в своём интервью объявил, что, покуда он является Президентом СБР, Вольфганг Пихлер останется на своём посту. Михаил Дмитриевич своё решение мотивировал тем, что считает Пихлера лучшим тренером. Конечно, у нас есть по этому поводу свои возражения и сомнения, однако решение есть всё-таки решение. Знаете, как в армии — командир отдал приказ, подчинённым следует его выполнять. Так же и в спорте, мы к этому приучены: время споров и обсуждений прошло, решение принято, если ты в команде — выполняй. Вот это, на мой взгляд, самое важное, с этого и начнём. А подробнее обсудим в ходе ответов на вопросы наших болельщиков, хочется, чтобы у них было правильное представление о том, что сегодня происходит в российском биатлоне. Должен сразу предупредить, оставляю за собой право отдельные вопросы оставлять без комментариев по причинам, которые указал.
Итак, приступим:


[Кошка]: Виктор Фёдорович, а как Вы оцениваете наши перспективы с Пихлером? Насколько оправдана версия о том, что серьёзная физическая нагрузка может дать реальный результат в следующем сезоне?

Виктор Маматов: Любая работа, выполненная достаточно качественно, обязательно даст результат, не сегодня — так завтра. Другое дело, насколько был подавлен этой работой организм, или насколько он в ходе этой работы развивался. От этого зависит система восстановления, система адаптации, следовые явления, которые остаются в коре головного мозга спортсмена, и на это уже накладывается другая нагрузка, призванная вести спортсмена по восходящей. Развитие происходит тогда, когда в организме спортсмена все функции находятся в оптимуме — и тогда развитие происходит поступательно и быстро.

Однако часто бывает, что сам спортсмен не замечает отклонений от оптимума, ему кажется, что он хорошо справляется с нагрузками, не подозревая зачастую, что уже работает так называемый «отставленный эффект», который есть следствие неправильных нагрузок, нагрузок чрезмерных, или недовосстановления. В первую очередь, конечно, сдаёт гормональная система, и по биохимическим маркерам наглядно видно, что пошла перезагрузка, которая неадекватна состоянию организма, и организм не справляется с ней. Но, к сожалению, не всегда на это обращают внимание и наши тренеры, я с этим неоднократно сталкивался. В то время как постоянный биохимический мониторинг очень показателен, по результатам биохимических тестов всегда можно составить наглядный график, позволяющий оценить как реакцию организма на проводимую работу, так и направления корректировки этой работы.

Поэтому, отвечая на вопрос Галины — да, перспективы есть, и да, проделанная работа может дать хороший результат, если Пихлер сумеет учесть все упомянутые факторы и скорректировать восстановительные и развивающие нагрузки у девушек.

Замечу также, что Пихлером, по его же словам, не был учтён и такой немаловажный фактор, как ментальность русской женщины, которая в быту и семейной жизни загружена значительней своих европейских коллег. Поэтому наши семейные девушки, будучи отпущены со сборов для общения с семьёй, зачастую не только не могли качественно выполнять самостоятельные тренировочные объёмы, но и восстановиться-то толком не успевали.

А с тем, что серьёзные, большие нагрузки необходимы, не будет спорить никто. Нужна чёткая структурированность и направленность этих нагрузок, чередование острой работы и восстановительных периодов, грамотный медицинский анализ состояния организма спортсмена — и тогда результат обязательно будет.


[Морозко]: Нагрузки, которые давал Пихлер женской сборной летом, действительно были чрезмерными, или всё-же это нагрузки обычные для биатлонисток мирового уровня?

Виктор Маматов: В том-то и дело, что необычные. Скажем так, когда-то давно, когда я был молодым спортсменом, мы также использовали в тренировочной работе очень разнообразные нагрузки. В частности, тоже много занимались велосипедом, большое внимание уделяли упражнениям на развитие силы. Но! Самый первый межсезонный сбор, майский, мы посвящали работе, призванной стабилизировать функции сердечно-сосудистой системы, вегетативной системы и опорно-двигательного аппарата. В ходе первого сезонного сбора проиходила со-настройка этих систем, а большее внимание уделялось упражнениям на развитие силы. Вся последующая тренировочная работа уже легче ложилась на эту базу, позволяя предсказывать реакцию организма и управлять нагрузками. Впоследствии эта методика несколько трансформировалась, и всё последнее время наша сборная готовилась фактически с «отставанием» в месяц, «базовые» работы плавно ушли с мая на июнь, приводя к дефициту времени на острую и скоростную работу. Об этом я неоднократно докладывал на экспертном совете.

Что сделал Пихлер? Попытавшись было воспроизвести прежнюю методику (вспомните, в прошлом году девушки были рано призваны на первый сбор и акцентом этого сбора стали велотренировки), он, тем не менее, предложил слишком большую интенсивность работы, к которой девочки оказались не готовы. Я видел планы предсезонной подготовки, они были представлены на экспертный совет (докладывал, правда, тогда Польховский, а не Пихлер), и я поинтересовался, согласовано ли это с Пихлером, на что Валерий Николаевич ответил, что это план, составленный целиком по методике Пихлера. А непосредственно во время сборов нагрузка значительно превышала запланированную, о чём Пихлер сам говорил на недавнем Тренерском совете в Увате, признавая это своей первой методической ошибкой в подготовительный период.

Однако тут надо сказать вот ещё о чём. Я уже упоминал, что медвежью услугу Пихлеру оказало незнание особенностей русской ментальности. Будучи в Новосибирске, видел сам, как Анна Богалий, приехавшая со сбора, в первый же день вышла на тренировку и отработала по индивидуальному заданию от Пихлера. Новосибирские тренеры рассказали, что такой режим не является обычным для Анны, как правило, у неё было несколько дней полного отдыха, затем следовали пара-тройка спокойных тренировок и отъезд на очередной сбор. Таким образом, типичными для Анны (а предположу, что и не только для неё) были полные провалы в функциональной динамике, периоды, не заполненные никакой тренировочной работой.

Что же произошло в этом году? Девочки, движимые эйфорией от нового тренера, новых впечатлений, новых тренировочных ощущений, подошли к подготовительному периоду со всей ответственностью и старанием, которые были, могу сказать, несколько чрезмерными. Девочки не учли того самого «отставленного эффекта», полностью перекроили свои привычные тренировочные графики (о которых их новый тренер, возможно, и вовсе не знал), в результате чего не смогли вовремя почувствовать симптомов переутомления и недовосстановления.

Однако Пихлер всё-таки эти симптомы увидел. Об этом свидетельствует резкое снижение интенсивности нагрузок в сентябре, когда по плану интенсивность должна была бы выходить на свой пик. Месяца недозагрузок хватило девочкам для того, чтобы отлично выступить на летнем Чемпионате России, а Пихлеру — для того, чтобы сделать свою вторую роковую стратегическую ошибку, которую он также отметил и признал на ТС в Увате, и которая, в общем, и погубила команду на этот сезон. Понимая, что в сентябре недоработали с развитием функциональных качеств относительно тренировочного плана, а также, видимо, испытывая определённый оптимизм от быстрого восстановления девушек и их прекрасных результатов на чемпионате, Пихлер вновь увеличил интенсивность тренировочных нагрузок и значительно превысил их относительно запланированных.

Надо отдать должное Пихлеру, обе свои тактические ошибки он выделил сам и полностью их признал. И это, безусловно, внушает оптимизм в отношении подготовки к следующему сезону.


[Евгений Казаков]: Виктор Фёдорович, что ждет женский биатлон в будущем? Когда стоит ожидать прогресса у всей команды, а не только у мужской и Ольги Зайцевой? На Ваш взгляд Иван Черезов сможет вернутся в биатлон на высокий уровень и конкурировать в мужской команде?

Виктор Маматов: Я скажу так: есть все основания полагать, что с женским биатлоном в будущем у нас будет всё в порядке, во всяком случае, заметно лучше, чем сейчас. Видите ли, мы уже несколько последних лет ставим перед тренерами ряд вопросов методического характера, однако тренеры на эти вопросы реагируют туго, и в особенности тренеры, работающие на местах. Совершенно очевидно, что методические просчёты в существенной степени являются причиной нынешней неудовлетворительной ситуации. В прошлом году на Совете СБР уже поднимался вопрос о квалификации наших тренеров. Давайте посмотрим правде в глаза: образовательный уровень у значительной части наших тренеров недостаточен, и даже наличие диплома по специальности не гарантирует должного уровня специальной теоретической подготовки. Надо ли напоминать о том, как зачастую обучаются действующие спортсмены и тренеры в профильных ВУЗах? А ведь современный спорт — это настоящая наука, которая развивается, совершенствуется, обрастает огромным количеством теоретического багажа. И в этой связи одной только практики, пусть и многолетней и даже удачной, сегодня категорически мало. Особенно в условиях отсутствия доступных учебных пособий по специализированной теории.

В этом направлении сейчас есть существенный позитивный сдвиг: переведён на русский язык и издан в России немецкий учебник по биатлонной теории. В этом огромная личная заслуга Президента СБР Михаила Прохорова. Михаил Дмитриевич прислушался к мнениям методистов и педагогов, и теперь учебник Ницше доступен в России. Редактировал этот учебник после перевода ваш покорный слуга. Поверьте, это большое дело, потому что наличие такого пособия существенно облегчает жизнь специалистам на местах, позволяя им не расходовать огромное количество своего бесценного времени на попытки узнать, систематизировать, согласовать общеизвестные, как выясняется, вещи.

Вот с учётом того, что методологические и педагогические вопросы потихонечку начинают сдвигаться с мёртвой точки, мы и можем надеяться на существенный прогресс в подготовке молодых спортсменов на местах.
Что же до сборной, как я уже говорил, при условии грамотного анализа ошибок этого сезона и грамотного построения межсезонной подготовки, результатов можно будет ждать не только от Ольги Зайцевой.

Будем надеяться, что ошибки будут исправлены.
К слову, на примере выступления Ольги в этом сезоне можно очень наглядно увидеть тот отставленный эффект, о котором уже упоминалось. Ольга очень талантливая, очень трудолюбивая и ответственная спортсменка с хорошей базовой подготовкой, с большим опытом. Она провела один из лучших сезонов в своей карьере, однако с течением времени всё отчётливей становились заметны спады в ряде функций спортсменки. Ольга не лукавила, когда говорила в интервью, что усталости нет, что готова хорошо — она просто не могла оценить своё состояние с биохимической точки зрения. А признаки недовосстановления были налицо, и это недовосстановление не позволило Ольге подойти к главному старту сезона на хорошем функциональном уровне.

Теперь по второй части вопроса, об Иване Черезове. Никто не знает, сможет ли Иван вернуться на свой прежний уровень. И я в том числе. Но надежда, безусловно, есть. И отношение самого Ивана к работе даёт все основания надеяться на его успешное возвращение в команду. Я видел Ивана на Чемпионате России, заметил, что движения у него пока ещё осторожные, скованные... Стрелковый навык, правда, не потерян, отстрелялся он довольно неплохо. Будем надеяться, что Ивану повезёт больше, чем другим, и он сможет вернуться и стать, как прежде, незаменимым членом команды. Иван очень волевой спортсмен, сегодня ему надо начинать нормальный подготовительный цикл, не пропуская этот, такой важный, май, и постепенно втягиваться в работу, не стремясь сразу в лидеры — это пока подождёт.


[Сергей]: Почему так долго мы не можем выиграть БХГ ни у мужчин ни у женщин? Почему мы никогда ничего не можем сделать когда начинают ущемляться права наших биатлонистов? Где гарантия того что не дисквалифицируют в очередной раз наших спортсменов за допинг? Почему сразу недоступны анализы ВАДА наших спортсменов? По чьей протекции биатлонистка Романова каждый раз попадает в главную сборную?

ВМ: Всё ведь зависит от того, какие задачи ставятся на сезон. А задачи эти всё-таки должны быть объективными. Если спортсмен хорошо готов функционально и стабильные выступления на высоком уровне на этапах Кубка Мира не мешают (а ещё лучше, когда и помогают) ему сохранять хорошую форму вплоть до главного старта сезона, можно ставить задачей и завоевание БХГ, и медали Чемпионата мира. Однако если спортсмен не столь блестяще готов, то чрезмерное стремление к завоеванию кубкового трофея может быть чревато потерей медалей Олимпийских игр или мирового первенства. Поэтому, не имея в настоящее время в составе сборной таких спортсменов, как, например, Чепиков с его стабильной высокой формой на протяжении всего сезона, мы и не ставим спортсменам таких задач, как завоевание БХГ. Не ставились они, в частности, даже Ольге Зайцевой, потому что руководство командой понимало, что семейные обстоятельства неизбежно повлекут некоторое отвлечение её от тренировочного, а, возможно, и соревновательного процесса.

Вот вырастут ребята и девчонки, будут стабильно выигрывать, как выигрывали Анфиса Резцова, Владимир Драчёв, Сергей Чепиков — вот тогда и задачи им будут поставлены соответствующие. До высоких задач ведь ещё дорасти надо.

Теперь о защите интересов наших спортсменов. Я бы не сказал, что наши права где-то ущемляются. Здесь всё очень просто: пользуешься запрещёнными препаратами — пиши на себя жалобу, не пользуешься — и претензий к тебе никаких. Мы должны очень квалифицированно подходить к выбору фармакологических препаратов и помнить о том, что к нашей команде повышенное внимание со стороны ВАДА — и тогда впредь мы не будем иметь тех проблем, которые *** защиты наших интересов. Это самая надёжная гарантия от повторения подобных ситуаций.

И немного о процедуре антидопинговых мероприятий. Результаты допинг-проб А сразу не доступны никому. Пробы проверяются в лабораториях ВАДА на наличие запрещённых препаратов и их метаболитов, при обнаружении положительной пробы ставится в известность соответствующая национальная федерация, которая при необходимости имеет право прислать своего представителя на процедуру вскрытия пробы Б. Мне доводилось присутствовать при вскрытии проб Б, процедура производится в жёстком соответствии с очень длительным и технически сложным регламентом, и основное моё личное наблюдение — этот регламент имеет технические и процедурные нюансы, незнание которых может повлиять на итоговый результат. Поэтому и квалификационные требования к представителям федераций должны быть достаточно высоки.

И последний вопрос нашего болельщика, касающийся Яны Романовой. Точка зрения о наличии некого протекционизма в отношении этой спортсменки не нова, но, на мой взгляд, совершенно необоснована. Дело в том, что Яна на самом деле очень хороший, надёжный стрелок, к тому же, при наличии лучшей своей формы, она способна и на достаточно приличные результаты ходом. И вот эти факторы тренеры всё время держат в голове, поэтому Романову практически всегда ставят в резерв основной сборной. Во время межсезонной подготовки именно Романова и Богалий полностью выполнили всю программу Вольфганга Пихлера, он всегда очень хорошо о них отзывался. Однако сезон показал, что для Яны подобные нагрузки оказались чрезмерными, справиться с ними ей не удалось.

В то же время, если смотреть на вещи объективно, в женской части программы у нас не так уж и велик выбор, все преспективные молодые спортсменки немедленно попадают в поле зрения тренеров сборной команды, таким образом, по количеству новых имён в сборной можно составить себе вполне правдоподобное представление о том, кем на сегодняшний день можно заменить, например, ту же Романову. И напомню, что в этом сезоне наша команда впервые за долгое время вновь вела борьбу за Кубок Наций, поэтому руководство команды зачастую вставало перед выбором, пробовать ли молодёжь, или опираться на проверенную, опытную часть сборной в борьбе за кубковые очки. И, хотя Ольга Вилухина, к примеру, смогла надёжно закрепиться в основном составе, другим девушкам — новобранцам это пока не удалось. Большие надежды возлагались, скажем, на Марину Коровину, однако результат её выступления в Ханты-Мансийске был не слишком убедительным, так же как и результаты выступлений Загоруйко, Шумиловой. Посмотрим, что покажут нам молодые девчонки в следующем сезоне, однако пока мы, к сожалению, не имеем возможности «разбрасываться» биатлонистками уровня Яны, в поле зрения тренеров основной сборной она пока остаётся.

Поэтому свой вопрос наш уважаемый болельщик должен, по логике вещей, переадресовать тренерам на местах, чья прямая и непосредственная задача — готовить надёжную смену нашим опытным девочкам. Как я уже говорил выше, этот вопрос стоит очень остро, я располагаю довольно любопытными цифрами об уровне профессиональной квалификации тренеров, работающих на местах. Биатлонных центров у нас в России 29, и проблема недостаточности тренерской квалификации характерна для всех этих центров.

_________________
НЕ ВСЯКОЕ ОЦЕНОЧНОЕ СУЖДЕНИЕ ДОЛЖНО СЛУЖИТЬ МОДИФИКАТОРОМ ПОВЕДЕНИЯ ИзображениеИзображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ТРЕНЕРСКИЙ СОВЕТ
СообщениеДобавлено: 25 апр 2012, 11:26 
Не в сети
Змеючий захвост
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 16:25
Сообщений: 24203
Откуда: "эх... деревня" (с) :-)))
[Filosof-Drakon] Что, с Вашей точки зрения, более приемлемо для развития спорта (в данном случае — биатлона) — спортивное долгожительство или уход на пике карьеры?

Виктор Маматов: Конечно, своевременный уход спортсменов, достигших определённых высот и уже исчерпавших свой потенциал, чтобы они не мешали приходу молодых. Я столкнулся с этой проблемой, когда принял сборную команду СССР. Как наглядный пример: в сборной — сплошь олимпийские чемпионы, чемпионы мира, и Алябьев, и Аликин, и Барнашов, прекрасные, заслуженные спортсмены. В первый год отработал с командой — никаких претензий, всё выполнялось, все показатели в порядке, замечательный коллектив, прекрасные отношения... А на Чемпионате мира — всего две бронзы! Сами понимаете, по тем временам — настоящая катастрофа, провал. Я был в трансе, никак не мог понять, что же не так, в чём причина? Приехал в Москву, пошёл к своему научному руководителю (в то время у нас был всего один специалист-теоретик по функциональной подготовке, профессор Аграновский Мирон Андреевич). Вот он-то и предложил обратиться к статистике, а материалов у него было огромное количество, до сих пор помню эти огромные папки...

Мы проанализировали статистические данные с 1937-го года, сначала только спортсменов-лыжников, затем добавились и биатлонисты. И получили весьма неожиданный результат: побеждали и занимали призовые места те спортсмены, которые находились в сборной команде не более 6-7 лет! А спортсмены, находившиеся в команде дольше 7 лет, спокойно отбираясь в сборную своей страны, тем не менее на крупных международных соревнованиях выше четвёртого места не поднимались, за исключением нескольких необыкновенно одаренных спортсменов, которые находились в составе команд около 10-12 лет. Таких спортсменов мы насчитали с десяток: Грёнинген, Мянтуранте, Ернберг и наши Кулакова, Сметанина, Тихонов. Вывод напрашивался сам собой: потенциал спортсмена не безграничен во времени и, усреднённо, полностью вырабатывается за те самые 6-7 лет напряжённой работы на самом высоком уровне. В тот год сборная существенно омолодилась, хотя расставаться с «золотым фондом» нашего биатлона было очень болезненно. Пришли прямо из юниоров Васильев, Кашкаров, Булыгин, и в тот же год, но в новом сезоне, мы сенсационно выиграли у доминировавших тогда немцев эстафету. И всю свою деятельность на посту главного тренера сборной СССР я всегда соблюдал этот принцип — молодёжь должна обязательно быть на подступах и в самой команде, молодых надо постоянно пробовать, молодым нужно доверять.

На это способен не каждый тренер. Плохо ли это, хорошо ли — тут возможны разные мнения. Моё мнение — это хорошо, хотя иногда приходится осознанно идти на риск, ведь тренер всегда держит в голове, что молодой, неопытный спортсмен не справится, занервничает, подведёт. Тренеры часто не хотят рисковать по понятным причинам, а молодёжь , находясь в команде, пропускает старт за стартом. Пример — отсутствие в туринской эстафете самого скоростного и функционально готового Максима Чудова. Он был самым молодым членом команды, к тому же имевшим репутацию ненадёжного, непредсказуемого звена. Можно сколько угодно говорить сейчас «если бы, да кабы», дело сделано. Но я уверен: будь в эстафетной команде Максим, была бы ещё одна золотая медаль.

И ещё немного о пике карьеры. Видите ли, это тонкий такой момент... Я в своё время думал, что именно так и поступил — ушёл на пике. Отговаривали, просили остаться — нужен был четвёртый этап в эстафете. Я ушёл, хотя потом, через некоторое время, стали закрадываться предательские мысли о том, что уж годик-то ещё точно можно было бы побегать. И это, уверен, есть в голове каждого спортсмена, уходящего в расцвете карьеры: а не пожалею ли потом? Всё должно быть своевременно, вот в этом я не сомневаюсь.


[ЮГЛ] Каковы функции главного тренера, ведь к нему приходят уже сложившиеся спортсмены, по каким планам он их тренерует, консультируется ли с личными тренерами, сколько нужно времени тренеру, что бы из перспективного биатлониста сделать биатлониста мирового уровня?

Виктор Маматов: Роль главного тренера прежде всего организационная, именно он организует все сборы, прорабатывает списки, составляет планы вместе с научной бригадой, согласовывает их с личными тренерами — в обязательном порядке. Вся эта работа на его плечах. Но основная его задача, скажем так, стратегическая — осуществление поставленных задач и достижение заданных целей, а главная цель — победа на Олимпийских играх. И важнейший момент здесь — разработка общего плана совместно со старшим тренером, который будет на протяжении всего олимпийского цикла служить основополагающим, такой генеральной линией, которой будет подчинена вся подготовительная и соревновательная деятельность команды. Пример из истории: в 1971 году команда ГДР выступала на высочайшем уровне, блистая во всех без исключения дисциплинах, а следующий сезон вышел у этой же команды абсолютно провальным. У нас были тогда очень хорошие отношения, и я спросил Дитера Шпеера, что же произошло, почему вдруг такой провал случился после феноменального сезона?

И он объяснил, что подготовка велась в строгом соответствии с единым планом на весь олимпийский цикл, следовательно, оценивать успешные моменты и моменты неудачные, как и их влияние на итоговый результат, есть смысл по окончании этого цикла, после Олимпийских игр. Зато при стратегическом планировании следующего четырёхлетия учтутся уже отработанные плюсы и минусы, и новый план будет практически безупречным. Хвалёная немецкая педантичность как давала результат, так и продолжает давать по сей день.

А у нас зачастую бросаются из крайности в крайность, пытаются корректировать какие-то незначительные нюансы немедленно, в итоге теряют возможность перспективного развития. И тут пример: Елена Вяльбе, выигравшая на Чемпионате мира в Тронхейме в 1997-м году пять золотых медалей из пяти возможных, испытывала огромные трудности с восстановлением перед началом олимпийского сезона 1998-го года. Анализ функционального состояния показывал практически полное истощение некоторых функций. Грушин очень грамотно проводил восстановление, и к концу января функциональные показатели Елены вышли на нижние границы нормы. И тут лыжная Федерация организовала показательные старты в Раменском. Несмотря на возражения А. Грушина и моё, Анатолий Акентьев, Президент Федерации на тот момент, настоял, чтобы Елена приняла участие в гонке. «Пусть она просто прокатится», сказал он. Эту гонку Елена в борьбе с Ларисой Лазутиной выиграла, несмотря на указание Грушина «просто прокатиться». Лена никогда не умела «просто кататься», а расплатой за этот неважный и ненужный старт стала потеря таким трудом восстановленной функциональной формы и, как следствие, неудача в личных гонках на Олимпийских играх в Нагано.

Похожий случай был и со мной в 1970-м году, когда точно так же одна «лишняя» гонка лишила меня золотой медали главного старта. Вот почему так нужна и жизненно важна генеральная линия, проводимая и контролируемая главным тренером, отклонения от неё чреваты утратой медалей главных стартов и опасны потерей «спортивной формы» спортсменами.

И последний вопрос нашего болельщика, о сроках «изготовления» спортсмена мирового уровня. Это очень индивидуально. Некоторые спортсмены растут быстро, за счёт хорошей функциональной подготовки, за счёт грамотной работы личного тренера, проводившего базовую подготовку — такие спортсмены выходят в элиту за 2-3 года. А есть такие, которые раскрываются медленно, 6-7 лет, и таких спортсменов, при недальновидном стремлении получить результат здесь и сейчас, можно и проглядеть. Бывает и так, к сожалению, что сами тренеры в буквальном смысле губят молодого спортсмена, фокусируясь на быстрых и незначительных достижениях, преждевременно изнашивают драгоценный потенциал в погоне за повышенной зарплатой и «галочкой» школе, клубу, региону... Ведь получается так, что не все способны мыслить и работать на перспективу, а без этого умения спорт высших достижений сегодня невозможен.


[Сергей с Урала] Уважаемый Виктор Федорович, в своем недавнем интервью Вольфганг Пихлер крайне грубо высказался о выдающемся гражданине нашей страны, человеке имеющем многочисленные государственные награды, в том числе и наиболее почитаемый всеми фронтовиками и боевыми офицерами Орден Красной Звезды, полученный за задержание опасного преступника-рецедивиста, не одно десятилетие, так же как и Вы, достойно отстаивающем честь нашей Родины на самом высоком уровне, 4-х кратном Олимпийском Чемпионе, 11 кратном Чемпионе мира, 19 кратном Чемпионе СССР, Александре Ивановиче Тихонове, назвав его «клоуном» (не буду приводить цитату полностью — наверняка Вы с ней знакомы). Скажите, каково Ваше отношение к этому поступку иностранного гражданина по отношению к «легенде» нации? Не считаете ли Вы, что за это малодушное высказывание и дерзкое неуважение к приютившей его стране Вольфганг Пихлер заслуживает объявления его персоной «нон-грата»? Поддержите ли Вы общественную инициативу людей для которых имя Александра Тихонова, так же как и Ваше, связано с достижениями нашей страны, по выдвижению требования объявления такого статуса этому иностранцу, перешагнувшему грань приличия и гостеприимства по отношению к стране, в которой он находится в данный момент и выдворению его из России? Или же на Ваш взгляд на первый раз достаточно его публичного извинения в прессе перед выдающимся гражданином России, которого он посмел так низко оскорбить? Заранее благодарю. Сергей.

Виктор Маматов: Ну что я могу сказать... Прежде всего, вряд ли это можно назвать поступком воспитанного человека. Это неумение сдерживать свои эмоции, и особенно тогда, когда что-то не получается. Дорогого стоит умение конструктивно воспринимать критику в свой адрес, тем более, критику специалистов. Воспринимать и делать выводы — вот это было бы поступком. Поэтому, если такой факт действительно имел место (оговорюсь, что лично я об этом ничего не слышал, но уже второй раз до меня доходит эта информация из неофициальных источников), то также поступком было бы принести извинения заслуженному человеку, не устраивать дуэль амбиций, а искать пути к конструктивному взаимодействию для общей пользы. Что до того, что Россия «приютила» Пихлера — так это не от хорошей жизни. Это лишь следствие того, что наши тренеры не давали в последние годы необходимого результата, и приглашение Пихлера — мера вынужденная. Кстати, и приглашение немецкому специалисту было сделано от имени наших тренеров.


[Serega] Когда заканчивается тренер, как тренер? Спасибо.

Виктор Маматов: Тренер заканчивается тогда, когда у него уже нет желания искать что-то новое, совершенствоваться, заниматься постоянным самообразованием, взаимодействовать с коллегами, находить и «обкатывать» свежие решения. На старом, пусть и проверенном, когда-то, багаже далеко не уедешь, если кончается желание искать, если не хватает умения слушать (а главное — слышать) людей — всё, надо уходить. Особенно, если возраст и здоровье ещё позволяют, а желание уже иссякло.


[KIN] Виктор Фёдорович, как Вы думаете, почему такая большая разница в результатах у наших мужчин и женщин? Правда ли, что советская школа биатлона изжила себя? Или всё-таки нет, глядя на результаты у мужчин, а у женщин причиной таких результатов является работа с иностранным специалистом? С уважением.

Виктор Маматов: Советская биатлонная школа когда-то была лучшей, и наши конкуренты всегда очень стремились заполучить наши наработки. Причём в стремлении этом доходили порой до достаточно неспортивных поступков. В частности, когда мой заместитель во время инспекции лыжной команды забыл в Швеции свой дневник, это была настоящая катастрофа. Шведы заявили, что обнаружить дневник не смогли, однако лет через пять признались, что воспользовались описанными там методическими принципами, включая даже недельные микроциклы, работа по нашей методе стала давать результат. Так что могу без преувеличения сказать, что советская школа легла в основу биатлонных школ очень многих стран — наших нынешних конкурентов.

Другое дело, что эту школу надо постоянно неуклонно развивать, совершенствовать с учётом тех новых тенденций, которые постоянно появляются, в том числе, и фармакологической составляющей. И это, на мой взгляд, наше самое серьёзное упущение — мы проиграли фармакологическую «битву». Видите ли, когда в организме чего-то не хватает, спортсмен притормаживается в функциональной составляющей, это прямое следствие перенапряжения какой-то системы или какого-то органа. Некоторое время организм ещё в состоянии функционировать в условиях пиковых нагрузок, хотя бы за счет морально-волевых качеств спортсмена, однако этот период очень короток и быстротечен, после чего наступает значительный спад. Поэтому впереди оказались страны, которые активно работали в направлении изыскания стимулирующих субстанций, парадоксальным образом наряду с противозаконными средствами разрабатывая и дозволенные препараты, компенсирующие потери в организме от постоянных высоких нагрузок, повышающие способность к восстановлению и увеличивающие КПД физического усилия.

После развала СССР мы всем этим просто перестали заниматься. Однако общая тенденция стала ясна уже давно: при прочих, примерно равных, условиях фармакология становилась решающим фактором в части набора и поддержания функциональных кондиций. Мы получали информацию, что некоторые зарубежные спортсмены непосредственно перед стартом употребляли по 5-6, а то и больше, субстанций в коктейле. Делалось это совершенно открыто, поскольку все они были заявлены как больные бронхиальной астмой и имели разрешение на приём препаратов, запрещённых к употреблению всем остальным. А что даёт применение противоастматических препаратов? Мгновенное разворачивание дыхательной функции и, как следствие, стремительное насыщение мышечных тканей кислородом, ускоренная капиллярная проводимость, стимуляция кислородного обмена и, соответственно, существенное замедление закисления молочной кислотой.

Меня потряс разговор с девочками-лыжницами в Солт-Лейк-Сити, когда наша эстафетная команда была дисквалифицирована за обнаружение в пробах Ларисы Лазутиной и Ольги Даниловой дербопоэтина.

Как можно, говорил я, принимать препараты, особенности воздействия и метаболизма которых неизвестны ни вам, ни докторам команды, о которых фактически кто-то где-то узнал чуть ли не по сарафанному радио? А в ответ услышал, что мы, спортивные чиновники, допускаем присутствие в спорте «астматиков» на стимуляторах и нам с такими спортсменами приходится бороться в неравных условиях. Поэтому спортсменам вынуждены идти на такие кустарные и опасные эксперименты с «неизвестными» препаратами. Обеспечьте нам равные возможности и тогда никто ничего сомнительного принимать не будет.

Таким образом, отвечая на вопрос болельщицы, в отдельных направлениях советская биатлонная школа сегодня очень существенно отстаёт и нуждается в совершенствовании и притоке новых концепций и свежих сил. Однако говорить о том, что она себя изжила и не в состоянии больше давать великих биатлонистов, конечно же, преждевременно, наши трудности объективны, но поправимы.

_________________
НЕ ВСЯКОЕ ОЦЕНОЧНОЕ СУЖДЕНИЕ ДОЛЖНО СЛУЖИТЬ МОДИФИКАТОРОМ ПОВЕДЕНИЯ ИзображениеИзображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ТРЕНЕРСКИЙ СОВЕТ
СообщениеДобавлено: 25 апр 2012, 11:27 
Не в сети
Змеючий захвост
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 16:25
Сообщений: 24203
Откуда: "эх... деревня" (с) :-)))
Виктор Маматов: И ещё несколько, на мой взгляд, важных моментов к вопросу Ирины из Благовещенска. Говорю об этом отдельно, потому что считаю, что без решения данных вопросов мы не сможем сдвинуть дело с мёртвой точки.

Наша болельщица спрашивала, в чём причина разницы результатов в мужской и женской команде — для начала напомню, что и в прошлом году мужская команда выступила успешнее женской. А в этом году к мужчинам пришли замечательные тренеры по функциональной подготовке Николай Лопухов и Андрей Падин, да и молодёжь подтянулась талантливая, техничная. На будущее тоже вполне просматриваются очень перспективные юниоры, вы их видели.

У девушек ситуация принципиально иная. Я уже говорил выше, что в этом сезоне у нас не было особо богатого выбора с точки зрения обновления сборной. Я упоминал также, что девочки из основы попали в непривычные для себя подготовительные и тренировочные условия, к которым оказались не готовы. И это, могу сказать, явления одного порядка.

Мы уже касались работы тренеров на местах. И работу эту в общей массе я могу оценить как неудовлетворительную. Причём не столько даже в методическом и теоретическом аспекте, сколько в аспекте стратегическом и перспективном. Во многом причиной тому является действующая система оплаты труда тренеров, да и структура тренерского состава в принципе.

Опять же, сошлюсь на известный мне пример с Германией (тогда ещё ГДР, однако не думаю, что объединённой Германии есть смысл терять успешные наработки, хотя могу и ошибаться): там тренеров, закончивших работу со сборными, направляют в детский спорт с сохранением заработной платы. Таким образом для национального спорта сохраняют уникальных специалистов с огромным теоретическим багажом и практическим опытом, а те, в свою очередь, готовят подрастающее поколение с учётом всего новейшего и перспективного, что применяется в большом спорте. Очень разумным мне кажется и территориальный принцип подготовки в том виде, как он осуществлялся (думаю, и по сей день осуществляется) в той же Германии: спортивный функционер на месте имеет свой план делегирования спортсменов в сборную страны, причём, если этот план не выполняется в первый год, чиновнику указывают на этот факт, если же и на следующий год ситуация повторяется, ему предлагают освободить должность.

Что происходит у нас? Система оплаты труда тренеров и спортивных чиновников такова, что премирование осуществляется не по стратегическому результату (попадание спортсмена в сборную, победа на ключевых соревнованиях), а по результату сиюминутному, о чём я уже тоже говорил выше. Чиновникам от спорта тоже нечего терять: дал регион спортсмена в сборную, не дал — материально это никак на них не отражается. И так на всех уровнях: после неудовлетворительных результатов Чемпионата мира никто в деньгах не потерял, включая того же Пихлера. Эту систему необходимо менять, об этом я уже неоднократно говорил и обязательно буду говорить на Экспертном совете 11 апреля, без изменения системы оплаты труда спортсменов, тренеров и спортивных чиновников мы не сможем переломить устойчивую неудовлетворительную тенденцию, в результате которой сборная недополучает талантливую молодёжь, а порой из спорта и вовсе уходят перспективные спортсмены, «заезженные» постоянными локальными стартами.

[Джокер] Виктор Фёдорович:

1) Много говорится о протекционизме отдельных спортсменов в национальной сборной, их «продвижении» регионами, что наносит вред спортивной составляющей и здоровой конкуренции за места в первой команде. Правда ли это, и если да, то что делает, или планирует сделать СБР для искоренения подобной практики?

2) О «нагрузках Пихлера». Считаете ли Вы, что девушки безвозвратно «загнаны», или же эти нагрузки не могут просто раствориться в пространстве, являются хорошим фундаментом, и ещё дадут результат ? Считаете ли вы целесообразным поддерживание этих объёмов и нагрузок и в следующем, предолимпийском сезоне? Спасибо.

Виктор Маматов: Я скажу так, что каждому местному тренеру совершенно очевидно, что условия для тренировочного и соревновательного процесса у него, за редкими исключениями, недостаточны. Поэтому он, естественно, всеми правдами и неправдами пытается протолкнуть своего спортсмена в команду высшего уровня, где лучше обстоят дела с экипировкой, питанием, техническим оснащением, где тренируются более сильные спортсмены, наконец. Это, кстати, очень немаловажный фактор — с кем тренируется спортсмен. Зачастую при переходе в сборную или резерв сборной спортсмен начинает устойчиво показывать более высокие результаты, потому что сначала просто пытается тянуться за теми, кто сильнее, а дальше вступают в действие мышечная, моторная и мозговая память: в коре головного мозга спортсмена остаются следовые явления, он «помнит» выполненную и усвоенную работу, потом на эту память ложится новая нагрузка, к которой организм и мозг спортсмена уже привычны. Следствием этих факторов является быстрый прогресс спортсмена, которого невозможно было бы добиться в группе, где данный спортсмен является сильнейшим и не имеет конкурентов. Психика становится лабильнее, адаптивнее, не надламывается, и это, безусловно, хорошо. Если мы о таком протекционизме, то в нём нет ничего предосудительного.

Другое дело, если мы говорим о протекционизме того рода, когда спортсмена «пристраивают» в сборную специально под выездные соревнования — это гораздо хуже. Престижем государства на международной арене жертвовать нельзя, страну должны представлять объективно сильнейшие. Иногда, правда, бывают ситуации, когда подобные факты оборачиваются в плюс, например, если спортсмен уже показывал себя, «выстреливал», но ему не хватало общей тренированности, и после одного-двух хороших результатов наступал спад, вызванный систематическим недовосстановлением. Одарённые и подготовленные спортсмены, пройдя соответствующее восстановление и оказавшись в жёстких условиях международных стартов, часто показывают яркие, запоминающиеся результаты, усиливая свой функциональный потенциал психологической мотивацией не отстать, доказать, что не зря оказался на таком высоком уровне, закрепиться в команде.

В системе отбора сейчас, как вы знаете, есть один голос, оставляемый за ТШ. Вот за этот-то голос, как и за места 5-е и 6-е сборной команды, и идёт основная борьба между региональными тренерами. Почему именно за них? Да потому что первые места ясные, спортсмены, отбирающиеся в сборную на местах с первого по четвёртое-пятое, показывают стабильный результат, выполняют критерии отбора без вопросов, набирают необходимые зачётные очки. Все остальные места под вопросом, и за них-то и происходит негласная «война авторитетов».

Поэтому всё, что здесь нужно делать тренерскому штабу, это внимательно анализировать потенциал и показатели спортсменов, предлагаемых в состав сборной тренерами с мест, особенно, если речь идёт о спортсменах, имевших недостаточное количество стартов, чтобы судить о стабильности результатов. Ну и совершенствовать систему отбора, конечно же, учитывая не только показатели контрольных стартов, но и среднесезонные показатели.

По второй части вопроса нашего болельщика — нет, я не считаю, что проблемы у наших девочек необратимы. Более того, объёмные нагрузки, полученные ими в этом году, при грамотном восстановительном периоде и проведении межсезонной подготовки с учётом тех факторов, о которых мы уже говорили, могут послужить хорошей базой для следующего сезона.

Для этого хотелось бы пожелать Пихлеру провести в начале восстановительного периода большую работу по тонкой со-настройке сердечно-сосудистой системы, вегетативной системы и опорно-двигательного аппарата, а затем продолжить работу в соответствии с утверждённым планом при постоянном биохимическом контроле.

После того, как восстановительная и нормализующая работа будет завершена и основные функции будут приведены в норму, далее при структурировании межсезонной подготовки следует учитывать, как я его называю, «принцип пилы». Это название происходит от внешнего вида циклического графика мышечных усилий (по активности фермента креатинфосфокиназа), который, в идеале, должен представлять собой чередование высоких пиков с восстановлением до нормальных показателей, внешне напоминающими зубчики пилы. «Провалы» на этом графике показывают хорошее восстановление после серьёзных нагрузок, а «пики» — уровень загрузки. По горизонтальной оси в идеальном графике берутся промежутки в одни сутки. То есть, нагрузки и восстановительные мероприятия должны быть подобраны таким образом, чтобы обеспечивать максимальную загрузку в течение суток до того предела, который позволяет организму восстанавливаться к следующей тренировке за тот же период времени. Когда на графике нет большой амплитуды «пиков» и «провалов», и кривая при этом колеблется на невысоких уровнях КФК, мы имеем «санаторный режим», недозагрузку спортсменов, а если кривая недостаточной амплитуды постоянно находится в районе высоких уровней КФК, налицо явное недовосстановление. Мне думается, что последний вариант графика и имели наши девушки-сборницы, во всяком случае, по внешним признакам это именно так. И если «прогулочный режим» всего лишь не создаёт достаточной тренировочной загрузки, то отсутствие должного восстановления при высочайших нагрузках чревато потерей соревновательной формы на какой-то период времени, возможно, длительный.

И ещё одно неплохо было бы учесть Пихлеру при подготовке девочек к следующему сезону: изменения части работ в «комнате пыток». Безусловно, упражнения на развитие силы необходимы, потому что только при увеличении общей физической силы возможно увеличение показателей взрывной силы. Однако подобные упражнения наиболее эффективны, когда выполняются в тех же углах и в тех же векторах, в которых работает спортсмен в соревновательном процессе, то есть, в позе лыжника — тогда «комната пыток» превратится в «кузницу побед».

[Dmitry] Виктор Фёдорович, как вы понимаете словосочетания «большой объем работы» и «большие нагрузки»? Может ли спортсмен всё время перерабатывать (об этом нам говорят всегда, особенно в межсезнье)? Могут ли «большие нагрузки» сочетаться с увеличением веса спортсменов? Могут ли «большие нагрузки» считаться оправданием, или это самая обычная некомпетентность? Входит ли в обязанности медицинских сотрудников отслеживать перегрузку спортсменов, и могут ли они вмешаться в тренировочный процесс? Кто виноват, если большая часть спортсменов из женской сборной якобы «перегружена» и не показывает достаточной скорости на трассе? Кто виноват в том, что это (перегрузка) повторяется каждый сезон?

Виктор Маматов: Формулировка «большие нагрузки» мне кажется некорректной, непрофессиональное выражение... А вот большой объём работы проводить необходимо, без этого сейчас невозможен спорт высоких достижений. И проводить эту работу, как мы уже говорили, следует сразу по окочании двухнедельного отдыха после сезона, начиная с восстановительных нагрузок, приводящих к внутренней со-настройке задействованных систем организма.

Затем можно проводить большие объёмные нагрузки на основе липидного энергообеспечения, иногда прореживая их небольшими острыми нагрузками.

Не нравится мне и термин «перерабатывать»... Что значит «перерабатывать»? Есть планы подготовки, их необходимо выполнять. Другое дело, что планы эти должны быть выстроены таким образом, чтобы первоначально был заложен фундамент из аэробной работы, а затем, когда будет создана большая кислородная ёмкость (способность потреблять, переносить и усваивать кислород), можно приступать к очень острым, интенсивным нагрузкам, которые позволяют совершенствовать и функциональную, и стрелковую подготовку.

О весе спортсмена. Прежде всего, он должен быть «рабочим», а это очень индвидуально, зависит от объёма и структуры мышечной ткани. И так же индивидуальна реакция мышечной ткани на определённые виды нагрузок. Излишний вес нежелателен хотя бы потому, что увеличивается загруженность суставов, что приводит к их преждевременному износу и травмам. О вреде избыточного веса для сердечно-сосудистой системы, думаю, ещё раз напоминать нет необходимости.

Теперь о роли медиков. Ни распределять нагрузки, ни изменять их по своему усмотрению, ни иным образом вмешиваться в тренировочный процесс доктора не могут. Их задача — оценивать общее состояние спортсменов и ставить тренера в известность о наличии нежелательных явлений. Но и здесь все решения принимает тренер, он же несёт и всю ответственность за свои решения. Доктора могут лишь, в том случае, если тренер их не слышит, письменно информировать руководство о происходящем и дать свои рекомендации.

И последнее. Никакого повторения истории с «перегрузками» из сезона в сезон нет. Есть совсем другая история: недостаточная степень тренированности, то есть, отсутствие правильно заложенной базы, позволяющей приспосабливаться к острым нагрузкам, легче их переносить. При прохождении спорстменами комплексного медицинского обследования мы часто видим в заключении медиков следующие слова «недостаточный уровень функциональных возможностей». Из этого следует, что большой объём нагрузок лишь тогда неизбежно даст результат, когда он выполняется длительное время, от 8 до 12-16 недель, и на этом фоне далее даётся мощная (острая) нагрузка. В ходе такой работы организм не просто справляется с нагрузкой, но ещё и совершенствуется.

У нас же зачастую подобные (острые) нагрузки предлагаются спортсменам, не подготовленным в достаточной степени к такой работе. Эта система может дать один-два удачных старта за сезон, но затем неизбежно закончится спадом, а в особо критичных случаях — даже существенным регрессом результатов спортсмена. Мы это наглядно видели в случае с женской командой, да и у мужчин, если профессионально оценивать их выступление, подобное тоже просматривается.

Однако, как я уже говорил, пути выхода из сложившейся ситуации существуют, они понятны, и я надеюсь на профессионализм и мудрость тренерских штабов.

_________________
НЕ ВСЯКОЕ ОЦЕНОЧНОЕ СУЖДЕНИЕ ДОЛЖНО СЛУЖИТЬ МОДИФИКАТОРОМ ПОВЕДЕНИЯ ИзображениеИзображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ТРЕНЕРСКИЙ СОВЕТ
СообщениеДобавлено: 25 апр 2012, 11:28 
Не в сети
Змеючий захвост
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 16:25
Сообщений: 24203
Откуда: "эх... деревня" (с) :-)))
[chaotic]: Болельщиков уже какой год пичкают «завтраками»... Прошлый сезон был «послеолимпийский» и в т.ч. этим ну и, традиционно, подготовкой к ЧМ, оправдывалось отсутствие результатов. Этот год назван экспериментальным (в успехи женской сборной на ЧМ после невнятного выступления на этапах КМ не верится), следующий — наверняка будет «предолимпийским», затем опять же будут «жертвовать» этапами КМ ради возможного успеха на Олимпиаде. Члены сборной, тренеры и представители СБР важно вещают, что «мы работаем на перспективу». Ну, а если успеха на Олимпиаде не будет? Должны ли функционеры в таком случае вернуть все полученные премии и бонусы «за успешное выполнение чего-то там» и готовы ли Вы лично сделать это?

Виктор Маматов: Предложение нашего болельщика, безусловно, заслуживает обсуждения. Скажу больше, идея прямой финансовой заинтересованности и ответственности спортсменов, тренеров и спортивных чиновников витает в воздухе. Мы уже теоретически простроили некую схему, которая позволяет не только материально стимулировать всех участников спортивной деятельности, от спортсменов до функционеров любого уровня, но и сделать заинтересованность и ответственность прямыми и общими. Это предложение мы будем обязательно доносить до Минспорттуризма. К предлагаемой схеме я лично готов.

Что же до прошедших сезонов — об этом мы уже говорили сегодня. Инерция прежней системы иссякла, новая система в стадии становления. Мы вправе рассчитывать на результат, но гарантировать его пока не можем, поэтому все мотивирующие факторы, и материальную заинтересованность и ответственность — в первую очередь, необходимо использовать для достижения того результата, который мы так давно ждём.


[Ольга-Хельга]: Виктор Фёдорович,а реально ли помочь Льву Адакону в реализации его методички «Техника конькового хода»?

Виктор Маматов: Я, к сожалению, с теорией Льва Адакона не знаком, поэтому и сказать что-то определённое не могу. Однако готов со всей заинтересованностью ознакомиться: вопросам совершенствования техники конькового хода, на фоне впечатляющих результатов, к примеру, Магдалены Нойнер и Дарьи Домрачевой, мы будем уделять самое пристальное внимание. В частности, Омская научно-практическая конференция будет в своей повестке иметь вопросы, касающиеся путей улучшения лыжегоночной техники наших спортсменов. (примечание rusbiathlon.ru: Виктор Маматов ознакомился с публикацией Льва Адакона (ссылка), в настоящее время материалы проходят экспертную оценку)


[Iris], [d_khramov]: Уважаемый Виктор Федорович! Как Вы, без сомнения, знаете, современный болельщик весьма любознателен: хочет много знать и разбираться в тонкостях биатлона. К сожалению, в СМИ очень мало объективной информации о конкретной работе СБР в сфере развития биатлонной инфраструктуры, биатлона на местах, о мероприятиях по развитию на ближайшие годы. В связи с этим:
1. Возможно ли создание на сайте СБР специального раздела, освещающего подобные вопросы? Это, по-моему, позволит преодолеть недопонимание и недоверие к действиям СБР со стороны части болельщиков.
2. Возможно ли опубликование в электронном виде материалов Конференции на базе СибГУФК 24-26.04.12? Если это не представляется возможным, можем ли мы в очередной раз рассчитывать на получение Сборника в бумажном виде? Желающих ознакомиться с материалами прошлогодней Конференции на нашем сайте оказалось достаточно много.

Виктор Маматов: Ирине передаю отдельный привет и отвечу так: к сожалению, это вопрос не ко мне. Это вопрос к Кущенко, к Паку, даже лично к Прохорову. Стремления и чаяния болельщиков в этом вопросе мне понятны, однако решения по публичному информированию и наполнению информационных порталов СБР находятся в компетенции исполнительного руководства СБР.

По второй части вопроса: материалы научно-практической конференции будут опубликованы в том же виде, как и в прошлом году, в печатном издании. Об опубликовании в интернете, в принципе, можно было бы подумать, однако всё это также необходимо согласовывать с руководством, поскольку в материалах непременно будут некоторые моменты, публиковать которые в местах общего доступа нам бы не хотелось. Ну а с печатным экземпляром для болельщиков, полагаю, проблем не будет.


[Старый друг биатлониста]: Уважаемый Виктор Фёдорович, прокомментируйте, пожалуйста, следующее: «... прошло заседание тренерского совета СБР, состоявшееся 23 декабря во время «Ижевской винтовки». Удовлетворившись отчетом старшего тренера мужской сборной Андрея Гербулова, члены совета захотели выслушать и представителей штаба женской команды, благо вопросов накопилось достаточно. Но выяснилось, что Вольфганг Пихлер собрание проигнорировал, отправив вместо себя руководителя комплексной научной группы Николая Загурского. Это вызвало недовольство присутствующих, собиравшихся серьезно расспросить Пихлера о результатах некоторых его спортсменок. В итоге главный тренер сборной России Валерий Польховский поддержал предложение об обязательности присутствия немецкого специалиста на тренерских советах, но предложил дождаться января — возможно, тогда результаты женской команды всех успокоят.

На том же тренерском совете еще раз прозвучала информация о том, что ЦСП Минспорта до сих пор не имеет на руках индивидуальных планов женской сборной России, и в ближайшее время может зайти разговор о санкциях. «У нас действительно есть определенные вопросы к тренерскому штабу национальной команды по биатлону, — сообщил «МН» директор ЦСП Минспорта Александр Кравцов. — Только мне странно, почему вы при этом спрашиваете о Пихлере. Немец — сотрудник СБР, пусть сами решают с ним все вопросы. На государственной ставке ЦСП такого человека нет. За сборную перед государством отвечает господин Польховский, вот от него я и жду необходимых по контракту документов. В противном случае будем разбираться, почему так получилось, почему срывается работа».

Александр Кравцов также еще раз подчеркнул, что Вольфганг Пихлер не получает зарплату от Минспорта, опровергнув тем самым слова исполнительного директора СБР Сергея Кущенко, произнесенные на майском представлении нового тренерского штаба национальной команды. «Это полный бред. Пихлер не получает от нашего государства ни-че-го. Нанять его на работу было идеей СБР, и пусть эта организация сама несет за это ответственность. Во всех смыслах этого слова», — заключил представитель Минспорта, rusbiathlon.ru

Насколько понятно из вышесказанного, должность старшего тренера женской сборной России в ЦСП Минспорта России в сезоне 2011-2012 вакантна, никто на эту должность в 2011г. в ЦСП Минспорта России не назначался?
Этот же вопрос касается и поста второй тренер женской сборной России, именуемого в структуре СБР тренер по стрелковой подготовке.


Виктор Маматов: Я бы разделил этот вопрос на две части. Во-первых, мы не знаем, каким образом составлен персональный контракт Пихлера, прописано ли там, что он обязан присутствовать на всех тренерских советах и отчитываться по установленной у нас процедуре. В конце концов, Пихлер — приглашённый иностранный специалист, который всегда может сослаться на то, что применяемая им методика тренировок является его собственным «ноу хау».

Однако должен сказать, что на тренерском совете в Уфе Пихлер отчитался достаточно грамотно и предоставил очень хорошо проработанные материалы, на этом совете я присутствовал лично и имел возможность оценить его выступление. По имеющейся у меня информации и на ТС в Увате он также выступил профессионально и аргументированно, претензий по проработке и подаче материала к нему не было. А вот вопрос о том, насколько мы вправе заставить его предоставлять российскому ТС свои наработки и методики полностью, для меня по-прежнему открыт, не располагаю данными об условиях его контракта.

Во-вторых, Пихлер на самом деле не является сотрудником ЦСП, контракт с ним заключал непосредственно СБР, поэтому и мера персональной ответственности Пихлера определена тоже условиями контракта. В этой связи Кравцов действительно не имеет ни формальных рычагов воздействия на немецкого специалиста, ни формальной ответственности за его действия не несёт. Другое дело, что в ситуациях, подобных этой, руководители всё-таки должны действовать в рамках неких взаимных договорённостей, чтобы не складывалась практика «перетягивания каната» в случае успеха и «перекладывания с больной головы на здоровую» в случае неудачи. В следующем сезоне, надеюсь, все межведомственные «недопонимания» будут устранены и все кадровые формальности будут соблюдены должным образом, прежде всего, в интересах общего дела.


[друид40]: Уважаемый Виктор Фёдорович! Всё таки какая необходимость была приглашать Пихлера, абсолютно не знающего русского языка да и не вполне дружески относящегося к России. Ведь у нас на региональных уровнях много прекрасных своих тренеров. Ведь это именно они подобрали и подготовили нам всех нынешних сборников и успехи Тюмени, Хантов, Красноярска сверх очевидны. Поговорить по душам с девушками может и любой наш доморошенный тренер. А заслуги тюменца Гурьева намного выше Пихлера в развитие нашего биатлона — это очевидно любому нашему болельщику кроме ТШ. Так мы можем дойти до того, что станем покупать за огромные деньги и спортсменов как в футболе и хоккее, только выиграет ли от этого наш спорт?

Виктор Маматов: О причинах, так сказать, глобальных, повлекших приглашение Пихлера, мы уже говорили выше. Могу добавить и ещё один момент, на котором мы пока предметно не останавливались. В какой-то момент мы столкнулись с ситуацией, когда наши девочки стали немного «звёздничать» и перестали с должной серьёзностью относиться к указаниям тренеров. Это не могло не сказаться на результатах, и то, как это сказалось, мы с вами наблюдали, скажем, на примере прошлого сезона. Так вот, мы очень надеялись (и наши надежы оправдались, как показал нынешний сезон), что с Пихлером такие номера попросту не пройдут. Кстати, так оно и получилось: девочки действительно стали работать много, усердно и с полной отдачей, а кроме того, они поверили в своего тренера. Должен сказать, и как спортсмен, и как тренер, что вера в тренера — очень большое дело. Конечно, как мы помним, перегруз первых месяцев работы с российской сборной и некоторое злоупотребление ненаправленными силовыми нагрузками существенно испортили конечный результат, но, за исключением этого момента, весь остальной сезон Пихлеру можно занести скорее в актив, нежели в пассив, ведь заставить вдохновенно и самозабвенно «пахать» наших девчонок, и в особенности Светлану Слепцову, это уже серьёзное тренерское достижение.

К слову, немного о Светлане. Это очень одарённая и талантливая спортсменка, которую по степени одарённости можно поставить в один ряд с Дарьей Домрачевой и Настей Кузьминой. К тому же, у Светланы есть ещё и некий физиологический козырь: она выросла и начала тренироваться в Ханты-Мансийске, где имеет место пониженное содержание кислорода в воздухе. Таким образом, у Светланы есть запас прегипоксической напряжённости, который тоже может и должен сыграть на руку спортсменке. Неслучайно именно Светлана успешнее многих наших выступает в условиях высокогорья. А вот вопрос о том, раскроется ли в полной мере дарование Светланы, сейчас целиком и полностью зависит от тренера, ведущего с ней работу. И в этом мне тоже видится определённая личная заслуга Пихлера, контакт с этой «непростой» спортсменкой у него есть.

Русский язык... Знаете ли, я полагаю, что языковый барьер, как таковой, в нашем виде спорта большой проблемой не является. Для начала, есть рядом люди, которые могут перевести и растолковать на профессиональном языке. А потом, это не командный вид, где необходимо воспитывать и поддерживать командный дух (кстати, и в командных видах есть примеры очень успешной работы приглашённых иностранных тренеров), это индивидуальный вид спорта прежде всего, и побеждает тот, кто должным образом отработает на протяжении всего сезона, создаст хороший базис, а затем на этом базисе выполнит всю необходимую интервальную работу, призванную повысить функциональную готовность, а как следствие — и стрелковую стабильность. У нас, как сам болельщик пишет, не футбол и не хоккей. У нас «пашня», а «пахать» можно молча и индивидуально.

И ещё немного о Пихлере. Помните, мы уже говорили о недостаточном уровне теоретической и методической подготовки наших тренеров? А Пихлер как раз из тех тренеров, которые постоянно совершенствуются и растут, используя для этого все возможные источники. Он очень много изучает наших методических материалов, он пользуется всеми доступными наработками на немецком языке, он стоит на стыке российской и немецкой биатлонных школ. К тому же, у него очень серьёзный практический опыт, приобретённый за время работы со шведской командой. И особенно удачной, как мы знаем, была практика его работы со шведскими женщинами. Вот поэтому, видимо, именно Пихлер и привлёк внимание руководства СБР в ситуации определённого «тренерского кризиса».


[AAAlex333]: Cуществует ли в системе сборных, да и СБР в целом система аттестации, оценки эффективности работы сервис-бригад, отдельных специалистов подготовки инвентаря? Предлагаю ввести анонимные, не подлежащие огласке опросники для участников различных стартов, в которых они бы могли давать свою оценку работе инвентаря! Cлишком много копий ломается о головы наших тренеров и спортсменов и абсолютно неприкосновенными, «забронзовевшими» видятся фигуры эпических, по словам одного разговорчивого теледеятеля, «Корастылева, Шашкина, Колоскова» и иже с ними!

Виктор Маматов: Не боюсь показаться банальным, работу сервисёров можно действительно назвать искусством. В моё время, когда существовал только один вид лыжного хода, особенно ценились не просто тренеры, а тренеры, владевшие искусством подготовки лыж, сервис-бригад, как таковых, тогда, конечно, не было. С появлением конькового хода тренерские и сервисные функции разделились окончательно. С одной стороны, схема подготовки лыж для конькового хода, вроде бы, проще: парафины, структуры — всё это более-менее понятно. Но с другой стороны, нынешние работники сервиса должны иметь в своём арсенале сотни, а то и тысячи вариантов «настроек» с учётом температуры, влажности, направления и силы ветра, погодной динамики, динамики изменения температуры поверхности трассы, её рельефа, веса и особенностей техники конкретного спортсмена. И то, что у наших ребят есть свои наработки, накопленные за многие годы работы, это бесспорно.

Однако должен сказать, что все эти долгие годы работники сервиса «варятся в собственном соку». Я неоднократно ставил вопрос о целесообразности командирования сервис-бригад на семинары Школы сервиса, которые периодически проводятся в Европе. Мне это видится совершенно необходимым, потому что даже некая мелочь, которую наши сервисмены по привычке и сложившейся практике не учитывают либо просто не знают, может дать тот прорыв и качественный скачок в подготовке лыж, которого нам сегодня не хватает.
Сервис — это тоже область, в которой мы сегодня несколько отстаём от наших конкурентов, однако у нас хорошие, опытные кадры, которые, конечно, необходимо выводить на современный международный уровень подготовки, знакомить с новыми технологиями и методами. Этого, на мой взгляд, будет вполне достаточно. А вот заниматься сейчас радикальными кадровыми перестановками в сервис-бригаде — только вредить делу.


[Николай Борисов]: Возмутил отбор спортсменов на чемпионат мира по биатлону 2012 среди юниоров. Одна из лучших юниорок — Ульяна Кайшева по непонятным причинам не попала в состав сборной. И это человек, который уже показал себя в лидерах, а ведь наверняка есть люди, которым просто не дали возможность проявить себя. В итоге одни из лучших спортсменов выступают за Украину, Словакию, Казахстан и т.д. и это в лучшем случае, а в худшем просто вынуждены заканчивать спортивную карьеру. Как вы прокомментируете данную ситуацию?

Виктор Маматов: В ситуации с Кайшевой вина абсолютно и исключительно личного тренера Ульяны. У неё, как мне сообщили, были проблемы с заграничным паспортом, остатка срока его действия оказалось недостаточно для получения визы. СБР, безусловно, оказывает визовую поддержку спортсменам, но подготовка первичных документов (в данном случае, заграничного паспорта) полностью лежит на территориальных организациях и, в большей степени, на личных тренерах. Правила здесь для всех едины, о них всем известно, поэтому в том, что Ульяна не попала на юношеский Чемпионат мира, нет нужды искать какую-то злокозненность, это просто элементарная невнимательность и организационный просчёт.

Да, мы сталкиваемся с проблемой того, что спортсмены, не прошедшие по тем или иным причинам в основную сборную России, выступают впоследствии за команды других стран... Это неизбежное следствие, скажем так, «перепроизводства» спортсменов высокого уровня. Россия продолжает оставаться большой биатлонной страной, популярность нашего вида спорта растёт, поэтому определённый отток спортсменов, не задействованных в сборных, неизбежен. Хотелось бы только, чтобы в этот отток не попадали потенциальные звёзды, которых не смогли «рассмотреть» у нас.


[Влад и КО]: Уважаемый Виктор Федорович! Будьте добры раскройте один меркантильный вопрос: Во сколько обходится содержание сборной команды по биатлону в год (все расходы) какова доля государства в покрытии этих расходов и какова доля личных средств на это господина Прохорова (если эти личные средства привлекаются)? Ответ можно дать в процентном отношении, если эти сведения конфидициальны!

Виктор Маматов: Все расходы по подготовке сборных команд несёт Центр спортивной подготовки, финансируемый за счёт бюджетных средств. Собственные средства Михаил Дмитриевич Прохоров вкладывает только в развитие биатлонных школ, а также в региональное развитие. При этом позиция его, которую он неоднократно озвучивал и последовательно осуществляет, следующая: детские спортивные школы получают от него инвентарь и оснащение, экипировку для спортсменов; региональные биатлонные центры, при условии строительства там новых спортивных сооружений, получают помощь в оборудовании трасс, стрельбищ и стадионов. Михаил Дмитриевич категорически не делает двух вещей: не занимается строительством, полагая, что этим должны заниматься территориальные спортивные функционеры, и не выделяет денежных средств, всю помощь оказывая непосредственно в вещественной форме.

Всем этим он занимается уже несколько лет, есть спортивные школы, полностью переоборудованные и оснащённые на средства Прохорова, региональным спортивным учреждениям регулярно поставляется интвентарь: лыжи, палки, винтовки, мишенные установки, патроны. Я беседовал с детскими тренерами из Вологды, мне рассказали, что, например, отделение(!) ДЮСШ третий год подряд получает по 5-10 пар качественных лыж — и это притом, что никогда ранее никаких централизованных поставок экипировки этому отделению не существовало. Я сам занимался отправкой в ту же Вологду сразу 20 винтовок — и это лишь те случаи, с которыми я сталкивался лично. В общем же могу сказать, что тренеры на местах очень довольны тем, как Михаил Дмитриевич относится к развитию биатлона в регионах вообще и детского спорта в частности.

Возвращаясь к содержанию сборной, надо ещё отметить, что за счет собственных средств Михаил Дмитриевич также разрешает разного рода экстренные ситуации, как то незапланированные перемены мест сборов, чартерные перелёты, лечение спортсменов и некоторые другие.
Точных цифр я нашему уважаемому болельщику сообщить не могу, однако примерное разделение направлений финансирования, надеюсь, понятно.


[Александр]: Виктор Фёдорович, наблюдая за спортсменами заметил, что после каждого выстрела они перезаряжают винтовку почему не сделают автоматический перезарядку как у карабина?

Виктор Маматов: Ответ очень прост: правилами запрещены любые приспособления, которые облегчают достижение спортивного результата. Автоматическая, полуавтоматическая перезарядка, оптические приборы — всё это запрещено и не может быть использовано.


[Эжен]: Виктор Федорович, буду признателен за ваши ответы на вопросы:
Возможно ли опубликование сведений о деятельности СБР, в частности:
а) планируемый бюджет СБР с разбивкой по направлениям деятельности и отчет о его выполнении?
б) обязанности, права и ответственность каждого члена СБР и тренерского штаба?
в) четкая аргументация принятия тех или иных решений тренерского штаба с опубликованием протоколов таких решений?
Будет ли изменена (или усовершенствована)система отбора на этапы кубка мира, показавшая достаточно много минусов, и соответственно, на чемпионаты мира и Олимпийские игры? Планируется ли предварительное обсуждение таковых правил среди специалистов: региональных тренеров, представителей региональных федераций биатлона?
Имеется ли Программа развития детского и юношеского биатлона на ближайший период и перспективу? Возможно ли ее опубликование на сайте СБР?

В более свернутом виде все вопросы сводятся к следующему: когда в СБР будет достигнута прозрачность деятельности — одно из приоритетных направлений, провозглашенных Правительством РФ во всех сферах государственной политики, в том числе и в спортивных ведомствах?

Виктор Маматов: По первому подвопросу напомню, что СБР — организация общественная, которая действует на основании Устава, который, в свою очередь, написан на основании Закона об общественных организациях. Вся деятельность СБР осуществляется в соответствии с положениями Устава, и информирование о деятельности организации — в том числе. Все изменения в текущей деятельности возможны лишь как следствие изменений в Уставе, которые могут быть внесены только Правлением СБР при согласовании с Советом СБР. Насколько мне известно, рассмотрение вопросов, подобных заданным Евгением, не планируется.

Что касается системы отбора... Споров вокруг существующей ныне системы очень много, что скрывать. Причём получается очень интересная картина: на этапе обсуждения и принятия все согласны, а на этапе формирования сборной «вдруг» выясняется, что многие вовсе и не согласны: и рейтинг «неправильный», и отбор необъективный, и т.д. Поэтому, если у болельщиков есть конкретные предложения по совершенствованию системы отбора, прошу не стесняться и направлять их в СБР, мы с благодарностью их рассмотрим и, возможно, используем.

Очень хороший вопрос о централизованной программе развития детского и юношеского биатлона. Конечно, СБР не обошёл вниманием этот, безусловно, базовый этап. Такая программа сейчас находится в стадии разработки и сбора информации. Планируется издание учебных пособий как для юных спортсменов, так и для тренеров, есть ряд предложений от наших учёных и практиков по написанию этих пособий. Реализация этой программы в её практической части ляжет на университеты физической культуры. Пока свои предложения по участию дали всего четыре университета: Омский, Чайковский, Смоленский и Санкт-Петербургский. Мы ждём, что вскоре свои предложения дадут и другие университеты и академии. И, конечно, после утверждения общей перспективной программы она будет должным образом освещена на сайте СБР.

Резюмируя вслед за резюме нашего болельщика, повторюсь, что вопросы прозрачности деятельности СБР решает Правление. Думаю, желание болельщиков знать больше и смотреть глубже понятно, и оно найдёт отклик у нашего руководства.


[Астраханец]: Вопрос по теме которого бурлит любой биатлонный форум болельщиков: Яна Романова — протекция — Барнашов. Хотелось бы знать именно правду от человека знающего наш биатлон не из интернет форумов, а то сейчас против Яны идет просто огромный выплеск ненависти в инете но заслуживает ли такого спортсменка? Когда болельщики будут знать правду из уст авторитетного человека в биатлоне то может и прекратится эта истерия если для нее нет почвы?

Виктор Маматов: Этот вопрос мы с вами уже обсуждали, если вы помните. Добавлю только, что Яна — спортсменка трудолюбивая и старательная, а негативные отклики болельщиков, и тем более ненависть, вряд ли будут способствовать улучшению её результатов. Спортсменам очень важна поддержка болельщиков, а кто чего на самом деле стоит — спорт рассудит всех.


[Яковлев Валерий Иванович]: Уважаемый Виктор Федорович! Вы знаете, что наши биатлонисты выступают на всем заграничном: винтовки, патроны, лыжи, палки, ботинки, смазка, экипировка и др. Вопрос: когда мы будем выступать на отечественных винтовках? Применять отечественную смазку,ускорители? Где наша нанотехнология при производстве смазок и ускорителей?

Виктор Маматов: По причинам объективного характера мы будем ещё какое-то время выступать на всём заграничном. Правда, сегодня уже создана новая отечественная винтовка, её сейчас используют в тестовом режиме, об этом вы, наверное, уже знаете. Кроме того, ведутся работы по созданию полной системы (винтовка+патрон), разрабатываются патроны и есть неплохие наработки по смазкам. Это пока всё, что делается в России. Есть, правда, довольно серьёзные планы исследований по совершенствованию покрытия лыж (вы спрашивали о нанотехнологиях), но это вопрос не одного дня, в ближайшее время вряд ли стоит ждать серьёзного прорыва в этой области.

К сожалению, очень качественные, эксклюзивные наработки были нами полностью утрачены в эпоху распада СССР. Ведь когда-то у нас был лучший в мире комплекс винтовка-патрон, а за нашими патронами во всём мире велась настоящая охота. Конечно же, этот комплекс был продуктом предприятия оборонной промышленности, которую в 90-е годы постигла нелёгкая участь.
Так же обидно в начале перестройки мы утратили уникальные фторсодержащие смазки, разработанные в Перми.

Какие-то направления, на мой взгляд, и нет смысла развивать в силу большой затратности и большой отсроченности результата во времени. Современная индустрия спортивного оснащения и оборудования исторически базируется не у нас, и здесь не только мы, а все страны пользуются разработками и продукцией нескольких основных производителей. В ближайшем обозримом будущем ситуация существенно не изменится.


[Natasha_Zaitseff_5:0_v_odnu_kalitku!:))]: Уважаемый, Виктор Фёдорович! Разрешите задать Вам вопросы не только о спорте, но и о том, что происходит вокруг него. Для нас, давних болельщиков биатлона, сегодня это может быть как никогда актуально (как мне кажется).

1. Что видим своими глазами сегодны мы, болельщики? Общий процент компетентных болельщиков биатлона снижается, т.к. биатлон становится всенародно популярным телезрелищем, а количество специалистов биатлона не увеличивается. Информационные технологии сегодня позволяют нам поговорить с самим Маматовым! и в тоже время любой псих, добравшийся до интернета, может написать какую угодно гадость о действующих российских спортсменах. Биатлон сегодня (каким мы его видим) — это пристальное внимание прессы, вся жизнь под прицелом телекамер, широчайший общественный резонанс в ответ на каждый жест и каждый вздох, на каждый результат любого из спортсменов сборной. А каким видите сегодняшний биатлон Вы? Что приобретено этим видом спорта, что утрачено, какие перемены позитивны, в чём Вы видите перспективу дальнейшего развития любимого нами вида спорта?

1. Как, на Ваш взгляд, сделать спортсменов менее уязвимыми под этим эмоциональным прессом, которого раньше не было (а теперь, что называется, «навалилось»)?

2. Что следует учитывать болельщикам, пытающимся сформулировать собственное мнение по узкоспециальным спортивным вопросам и стремящимся дать свою оценку работе тренеров, спортсменов, сервис-команд? (конкретно в биатлоне). Отсутствие каких именно знаний (или какого опыта) создаёт ту пропасть между «биатлонной компетенностью» диванного болельщика и компетентностью специалистов биатлона мирового уровня (как спорта высших достижений)? Что осложняет понимание между «диванными болельщиками» и публично высказывающимися специалистами — спортсменами, тренерами, другими лицами, включёнными в биатлон мирового уровня. Что бы вы посоветовали болельщикам, которым не хватает знаний биатлона как спорта высших достижений? Особенно сейчас, когда в сборной команде страны активно идут перемены, а результаты, например, части спортсменок женской сборной упали. Мы переживаем за них, и не только за них: за молодёжь, которой трудно пробиться в основу (а прошла информация, что не будет больше команды Б), за выбывших из строя из-за травм мужчин. Часть болельщиков, как показала практика, готова писать коллективные письма Президенту РФ только для того чтобы наладить дела в СБР :) (без сомнения, одна из причин — болельщикам в этой ситуации сориентироваться ещё сложнее, чем специалистам)
поэтому:
Чего такого не знаем мы, что мы себя так ведём?
Реально какая-то помощь нужна? Кому написать?
Правда ли то, что команды Б больше не будет? Ведь в такой большой стране, как Россия, должно быть много талантливых спортсменов, хотя бы по закону больших чисел.. И вторая сборная, казалось бы, даёт прекрасную возможность молодым спортсменам подготовиться к выходу в первую (как это сделала, например, Ольга Вилухина). Получается, вторая сборная нужна? Можно ли как-то на это повлиять?
Мы беспокоимся о наших спортсменах: современные трассы усложняются и усложняются, будут ли введены ограничения по сложности? Мы видели, как падали и сходили с дистанции спортсмены, как травмировался Женя Устюгов — И ЭТО НА ЧЕМПИОНАТЕ МИРА! что-то можно изменить? если надо, мы напишем Президенту.


Виктор Маматов: Тот факт, что биатлон сегодня становится всё более популярным, очень радует. Мне это приятно и как человеку, любящему этот вид спорта и посвятившему ему, без преувеличения, всю жизнь, и как педагогу, видящему серьёзную социальную и воспитательную пользу от роста популярности нашего вида спорта. Дети вместе с родителями проводят время за просмотром телевизионных трансляций, а это означает, что дети с раннего возраста впитывают культуру спорта, проникаются сознанием необходимости физического и духовного совершенствования, да попросту «заболевают» этим видом спорта и идут в школы и секции, тем самым не рискуя больше оказаться среди праздношатающихся и увлекающихся курением, алкоголем, наркотиками. Да и приток юных спортсменов в биатлон с ростом его популярности будет только увеличиваться, что даёт нам основания надеяться на устойчивые количественные показатели сначала в детском и юношеском спорте, а затем и в спорте высоких достижений. Это, безусловно, можно отнести к завоеваниям современного биатлона.

Вообще, биатлон сегодня стал зрелищнее, красивее чисто визуально, тому немало способствует и развитие индустрии спортивной одежды, и отношение организаторов соревнований, и технологии телевещания и информационного освещения гонок. За счёт конькового хода выросли скорости, стала очень быстрой и эстетически красивой стрельба — всё это мы с вами видим, и всё это работает на популяризацию нашего вида спорта.

Что утрачено? Знаете, я, наверное, отвечу неожиданно: утрачен звук. Стрелковое оружие биатлонистов совершенствуется, и это, безусловно, правильно, однако тихий звук выстрела, особенно в условиях шумных стадионов, снижает информативность восприятия гонки, затрудняет просмотр. Мы ставили даже вопрос о том, что звукочувствительность аппаратуры на стрельбищах необходимо повышать, зритель у телевизора должен чувствовать атмосферу гонки в полном объёме, включая не только видеоряд, но и звуковое сопровождение.

Каким будет биатлон в будущем? Принципиально нового, конечно, не изобретут, но зрелищность определённо будет повышаться и за счёт скоростей, и за счёт, возможно, новых, более контактных форматов гонок. Кстати, в этой связи было бы очень интересно улучшить сьёмочное освещение гонок по ходу дистанции: на трассе сейчас часто разворачиваются настоящие тактические и скоростные сражения, остающиеся за кадром, а ведь обгон на лыжне — очень красивый и захватывающий манёвр. Поэтому организаторам соревнований и телевизионных трансляций хочется пожелать не «жадничать» на дополнительные точки видеосъёмки, от них трансляции только выиграют в зрелищности.

Наверное, будет больше коммерческих соревнований, это интересно и спортсменам, и зрителям. Здесь есть большой простор для фантазии и экспериментов, в частности, можно организовывать соревнования звёзд в отдельных спортивных компонентах по аналогии с коммерческими выступлениями звёзд футбола, баскетбола, волейбола. В общем, нашему спорту есть куда развиваться и в соревновательной части, и в части зрелищной.

Об уязвимости спортсменов могу сказать следующее: спорт высших достижений — это всегда публичность, а в современных условиях особенно. Спортсмен высокого класса просто обязан быть психологически устойчивым, а сегодня — ещё и интеллектуальным. За всей телевизионной и журналистской мишурой спортсмен всё-таки не должен терять свои основные приоритеты — соревновательный процесс и, как высшая цель, победа. А болельщикам, в свою очередь, следует всегда помнить, что спортсмен всего лишь человек, который подвержен влиянию огромного количества внешних факторов.

К слову, организаторам соревнований было бы очень неплохо периодически напоминать правила проведения гонок, правила подсчёта кубковых очков, критерии отборов и квалификаций. Всё это позволит болельщикам более полно понимать процесс изнутри, а соответственно и более грамотно и квалифицированно его оценивать.

Теперь о команде Б. По сравнению с прошлым сезоном никаких структурных изменений не будет, команда Б остаётся, количество спортсменов на централизованной подготовке будет прежним. Минспорттуризма по-прежнему рассматривает биатлон как стратегический, приоритетный вид спорта, от которого на грядущей Олимпиаде несомненно ждут медалей. Поэтому финансирование на следующий год выделено в полном объёме и структурно подготовка основной и резервной команд никаких изменений претерпевать не будет, по этому поводу болельщикам волноваться не стоит.

Наша болельщица выражет беспокойство по поводу усложнения трасс. Я хочу сказать, что беспокойство на этот счёт несколько преувеличено, и относиться к таким вещам следует, по-моему, с другой точки зрения, а именно -совершенствовать лыжегоночное мастерство и горнолыжную подготовку спортсменов. Мы этим занимались ещё в давние-давние времена, в программу подготовки обязательно входили тренировки в горах на горнолыжном инвентаре и даже спуск с немалых высот на беговых лыжах. Эти моменты должны быть обязательно учтены и должным образом проработаны тренерами, которые отвечают за лыжную подготовку спортсменов. При должной подготовке такого рода падений и травм будет меньше, а в идеале не будет совсем.


[SvetikSP]: 1. Почему наши спортсмены так много проигрывают ходом? 2. Возможно ли сделать что-то, чтобы наши девушки «побежали»? Или надо уже менять девушек?»

Виктор Маматов: В общем, так получилось, что на вопросы Светланы я уже ответил. И причины недостаточности скоростных качеств у наших девочек, и условия существенного улучшения ситуации в этом аспекте мы уже обсудили. Добавлю лишь, что талантливые и перспективные спортсменки у нас, безусловно, есть, и мы вправе при должной подготовке ждать от них высоких результатов. Будем надеяться, что в будущем сезоне тренерский штаб женской команды учтёт предыдущие ошибки, сделает должные выводы и сумеет в полном объёме раскрыть талант наших девчонок — а талантливые среди них, как мы уже говорили, есть. И даже очень талантливые.


[Олег Васильевич]: Уважаемый, Виктор Фёдорович Маматов, буду рад и благодарен Вам, если Вы сможете дать развёрнутые и содержательные ответы и на мои вопросы (ниже).

Увы, но многие вопросы — так и остаются актуальными что год назад в 2011-ом, что ныне. Очень правильный вопрос о распределении обязанностей и форме ВЗАИМООТНОШЕНИЙ большого количества тренерских «фигур-позиций» в нынешнем ШТАТНОМ составе ТШ, после ухода из СБР вашего коллеги Тихонова А. И...?! В чём конкретно заключаются: компетенции, зона и границы ответственности, за формирование «списков», «планов подготовки + их реализацию», результаты, состояние и здоровье каждого спортсмена/спортсменки национальной сборной? Ну вот, например, как ныне выстроена «системная вертикаль» у тренеров:

Главный «гостренер» в штате Мин.спорта и туризма — В. Барнашов: за что конкретно и, кого конкретно, как он отвечает и чем полезен сборной РФ (катаясь по этапам КМ и КИБУ — за чей счёт, интересно)?
Главный тренер в штате СБР — В. Польховский: аналогично — за что и как, что с него можно и НУЖО спрашивать, а что нет?
Старший тренер в мужской национальной сборной «А» РФ — Гербулов... (вопросов не много пока — ибо результаты на лицо)?
Старший тренер в женской национальной сборной «А» РФ — Пихлер...( вот это самый одиозный тренер Российской сборной)!?
В каждой команде — есть ещё и «другие 2-3» тренера по стрельбе и функциональной подготовке, штатные или «консультанты по технике...оружию»?
Кроме «литеры А» — есть ведь ещё литерные сборные «Б» по М/Ж — что с ними будет, после окончания сезона 2011-2012... решение о финансировании уже есть, а понимания нет?
Куда денутся тренера и спортсмены?
Чем определяется штатное расписание в СБР на текущий сезон и далее на предолимпийский период: 2012-2013-2014 годы... (финансы и штаты от Мин.спорта, а кто же занимается кадровым составом и планами подготовки)?
Что Вы, лично, Виктор Фёдорович — думаете о необходимости внесения изменений И ротации в руководящие органы и штатные «высшие кресла» СБР и его уставного правления СБР, позицию Исполнительного директора — на ближайшей конференции СБР по итогам текущего сезона... Какие — надо, а что — нет?

Прошедшее время с 2008 по 2012 год, и стоящие вставшие (во весь их 2-х метровый рост) задачи перед Сочи — уже дали однозначный (?!), по вашему мнению, ответ на вопрос:

Должны ли руководить биатлоном профессионалы из этого зимнего вида спорта, или было возможно-нужно-достаточно, типа: довериться «пришедшим непрофессионалам — варягам» от баскетбола и финансово-инвестиционного корпоративного менеджмента из игровых видов спорта (баскет) и бизнеса?

Ваше мнение — было бы очень важным и своевременным, перед тем, как окончательно «решать вопрос» — кто и как, каким образом: будет принимать дальнейшие решения (стратегия + тактика) о финансировании и финальной орг-спорт-мед-псих. подготовке национальных команд России к зимним Олимпийским играм в Сочи и в ближайшие до них, предолимпийские сезоны?

Решения: методические + кадровые + организационные + управленческие + персональные по тренерам и спортсменам?

Дополнение к вопросу о «взаимодействии тренеров» в нац.сборной России:
Какова роль и значение т.н. «личных тренеров», которые работают с каждым спортсменом высокого уровня (кандидата в сборные команды России и федеральных округов, заявляемых на Чемпионат и Кубок России)? Как можно и нужно было бы определить-выстроить систему взаимоотношений: личный тренер спортсмена — его тренер в сборной команде?
Каким образом, происходит регулирование взаимоотношений между ТШ СБР, отвечающим (перед кем лично, или каким органом в СБР или Минспорта?) за работу и подготовку каждого штатного спортсмена национальной сборной — с одной стороны... = и тренерским коллективом региональных сборных ФО (федеральных округов и админ.образований РФ), которые растят, обеспечивают, финансируют и полностью определяют дееспособность тех же спортменов И спортсменок в рамках своей деятельности по развитию биатлона в «регионах и центрах» подготовки?

У многих болельщиков, складывается или уже сложилось впечатление, что «верховные руководящие лица» типа: из «центрального СБР» — просто эксплуатируют и «губят» перспективных спортсменов, подготовленных «на местах» — вызывая их в сборные России по возрастам и категориям, не отвечая, таким образом — за те последствия, которые «несут на себе» всё те же спортспены и спортсменки, в тот период — пока «они тренируются с сборной» под руководством Пихлера, Польховского, Ткаченко и того же *Барнашова... за все его последние годы...
Примеров более чем достаточно: начиная от «допинговых скандалов» прошлого и заканчивая травмами (Черезов, Чудов, Максимов) и «болезнями» в нынешних сборых женской и мужской в прошлом и текущем годах...?

Хотелось бы понимать: Кущенко и Польховский — несут какую-либо ответственность (какую же?!) перед «региональными сборными» и руководителями спортивных организаций регионов-ФО, за негативные последствия, которыми сопровождается «работа тренеров сборных от СБР», травмы, потери формы спортивной, деградация результатов, уход из ...?

Лично мне, не безразлична судьба: не только Анны Булыгиной, Екатерины Юрловой и Натальи Сорокиной, Екатерины Юрьевой, Коровиной... и Максима Максимова, Чудова и Черезова (о последнем явно очень радеет Кущенко — а про других?)?

Можно продолжить список тех «потерь» которые несёт наш биатлон, по причинам, — зависящим в первую очередь от центрального руководящего состава («генералитета и штабистов») Союза биатлонистов и ТШ СБР?!

Ваше знание-видение-понимание существа этих взаимоотношений было бы очень важным и полезным не только для меня лично, или многочисленных болельщиков и фанатов биатлона — проживающих в различных регионах нашей страны: от Санкт-Петербурга до Хабаровска, Камчатки и Якутии, не говоря уже про Ханты-Мансийск, Югру и Тюмень и Новосибирск с Омском и центральными регионамии России (Москва + МО)!?

Неужели у Вас, Виктор Фёдорович, хватит смелости — действительно: честно, правдиво, откровенно и содержательно, конкретно и конструктивно — для нас болельщиков РБ-сайта, ответить на эти мои вопросы и, наши общие здесь в блоге?!

Если так будет — низкий поклон и уважение-респект ветерану и функционеру СБР в нынешнее «время перемен» и «перевыборов»..?!


Виктор Маматов: Мы уже говорили, что вся деятельность СБР строится на основании Устава, который написан в соответствии с Законом РФ «Об общественных организациях». Устав СБР, в соответствии с действующей процедурой, утверждён Минюстом РФ, поэтому все изменения в Уставе связаны с большой бюрократической волокитой. Мы стараемся обходиться без этого и все необходимые решения принимать на Совете СБР (конференции). Это касается тех изменений, которые не выходят за рамки, регламентируемые Уставом.

«Системная вертикаль» не является тайной, более того, она уже длительное время остаётся неизменной и выглядит следующим образом:
Гостренер. Эта должность в структуре Минспорта существовала всегда, она есть и сейчас. Основная функция гостренера — осуществление связи между Минспорта и Федерацией, обеспечение их взаимодействия, контроль и отчётность по исполнению сметы финансирования, согласование и разрешение непредвиденных ситуаций.
Главный тренер. Как мы уже говорили, занимается организационными вопросами, главным образом, связанными уже только с командой.
Старшие тренеры. По существу, это основные лица, которые отвечают за конечный результат и занимаются непосредственно подготовкой спортсменов.
Специализированные тренеры. Это теренеры по функциональной и стрелковой подготовке, круг их ответственности и род деятельности, думаю, понятен.
Специалисты. Сюда входят специалисты по подготовке оружия и специалисты по подготовке лыж, их функции тоже специальных разъяснений, видимо, не *** Круг обязанностей, функции и ответственность каждого из перечисленных специалистов установлены их должностными инструкциями или личными контрактами, как, например, в настоящее время у Пихлера. Ещё раз оговорюсь, что детали его личного контракта мне неизвестны.


Теперь по финансированию. Знаете ли, сегодня у нас есть и финансирование и понимание. Финансирование, как я уже сказал, выделено в полном объёме, поэтому никто никуда не денется, тренеры будут работать, спортсмены будут тренироваться. Имена этих тренеров и спортсменов мы узнаем в самое ближайшее время.

Штатное расписание составляется и утверждается в зависимости от имеющихся потребностей и обязательно с учётом имеющихся возможностей. Возможности при этом используются все, какие только доступны. Кстати, это ещё одна функция гостренера: создание команде наиболее благоприятных условий с точки зрения обеспечения как финансированием, так и всеми необходимыми кадрами, поэтому помимо государственных средств привлекаются ещё и средства региональных и частных спонсоров.

По необходимости ротации в структуре СБР — вопрос не ко мне. Я лично считаю, что периодическая ротация необходима любой структуре, чтобы избежать застоя, протекционизма, коррумпированности и непрофессионализма. Однако решения по этому поводу у нас принимает исключительно руководство Союза.

Наш болельщик интересуется, кто же должен руководить биатлоном... Не хочется называть нашего любознательного болельщика провокатором (смеётся), поэтому попытаюсь ответить как можно более формально. Ни для кого не секрет, что во главе существенного числа спортивных федераций сегодня стоят не профессионалы в видах спорта, но очень состоятельные и влиятельные люди. Во многом это обусловлено тем, что государство сознательно снимает часть расходов на спорт с налогоплательщиков, перекладывая их на плечи глав федераций. Частично это обусловлено ещё и тем, что спорт всё больше и больше сегодня живёт по законам бизнеса, а кому ещё ориентироваться в этих законах, как не бизнесменам? На сегодняшний день такая тенденция существует, она сложилась, и она продиктована руководством государства. Поэтому и вопрос о руководстве биатлоном, как и вопрос о руководстве другими спортивными федерациями, сегодня решается именно на этом уровне. Таким образом, В СБР все стратегические решения на сегодняшний день принимает Михаил Дмитриевич Прохоров, в том числе и те, которые перечислены нашим уважаемым болельщиком. Более того, я считаю, что на пороге домашней Олимпиады нужна консолидация всех усилий и возможностей, общая организованная деятельность, нацеленная на конечный результат, а не «война миров» с постоянными перетасовками кадров на всех уровнях.

О роли личных тренеров, а также о взаимодействии с региональными специалистами мы уже достаточно подробно говорили выше. Думается, что из минувшего сезона будет извлечён урок в том смысле, что личные тренеры и специалисты ЦСП должны более целенаправленно привлекаться к процессу подготовки членов сборной, более персонифицированно в нём участвовать. В конце концов, подготовка сборной страны — дело большое и дело общее, это главная цель и основная задача, в общем-то, каждого тренера, поэтому и отношение должно быть соответствующее, иначе успеха не будет.

И о потерях... Мне кажется, болельщик не совсем верно видит ситуацию. Видите ли, спорт высших достижений — это всегда работа на износ, на пределе, а иногда даже за пределом возможностей. Поэтому травмы и определённые функциональные заболевания всегда были и, к сожалению, всегда будут. У спортсменов быстрее изнашиваются суставы, выше нагрузка на позвоночник, более напряжённо функционирует сердечно-сосудистая система. Не стоит сбрасывать со счетов и элемент обидной случайности, как это случилось, например, с Иваном Черезовым... К тому же и Иван, и оба Максима — спортсмены возрастные, в команде они давно, их организмы уже долгое время функционируют в экстремальном режиме, вероятность травм и серьёзных заболеваний у них выше, чем у молодых спортсменов. Вполне понятно, что болельщикам небезразлична их судьба, но и сгущать краски и требовать тренеров к ответу тоже нет никакой необходимости. Все они ребята опытные, двери в сборную для них открыты, пусть восстанавливаются — и добро пожаловать. Это, конечно, потери обидные, но это временные потери.

У девушек тоже не всё так печально, как видится нашему болельщику: Аней Булыгиной и Мариной Коровиной занимается Тюменский ЦСП и лично Леонид Гурьев, они самостоятельно принимали на протяжении сезона все решения, связанные с выступлением этих спортсменок на этапах КЕ и КМ. Девушки попробовали себя в основной сборной, показали неплохие, в общем, результаты, однако, видимо, вместе с тренером сочли свою подготовленность пока недостаточной. Кто и за что должен здесь отвечать? О Кате Юрловой и Наташе Сорокиной мы говорили, когда обсуждали подготовку команды к сезону, у девочек был серьёзный спад, вызванный недовосстановлением, однако конец сезона и чемпионат России показали, что и они наконец-то вышли на существенное улучшение соревновательных показателей... А если в следующем сезоне эти спортсменки покажут замечательные результаты, спросите ли вы меня, кого благодарить? (смеётся)

Вот, кажется, мы и охватили все вопросы наших болельщиков. Надеюсь, мне в какой-то мере удалось удовлетворить ваше любопытство. Мне, в свою очередь, было очень интересно узнать, каковы сегодня болельщики биатлона, что их волнует, о чём они хотят знать. Разрешите поблагодарить вас за интересные и серьёзные вопросы и пожелать вам и впредь оставаться такими же неравнодушными, заинтересованными и активными, а сайту rusbiathlon.ru — больше внимательных и преданных читателей.
http://rusbiathlon.ru/news/biathlon/id22849

_________________
НЕ ВСЯКОЕ ОЦЕНОЧНОЕ СУЖДЕНИЕ ДОЛЖНО СЛУЖИТЬ МОДИФИКАТОРОМ ПОВЕДЕНИЯ ИзображениеИзображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ТРЕНЕРСКИЙ СОВЕТ
СообщениеДобавлено: 25 апр 2012, 15:34 
Не в сети
Змеючий захвост
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 16:25
Сообщений: 24203
Откуда: "эх... деревня" (с) :-)))
Привалов: надо дать старшим тренерам работать

Решение СБР об упразднении должности главного тренера стало неожиданным для спортивной общественности и вызвало недовольство со стороны министерства спорта. Многолетний главный тренер сборной СССР Александр Привалов, в отличие от многих своих коллег, считает данную меру обоснованной.

— Александр Васильевич, как вы относитесь к упразднению должности главного тренера?
Упразднение должности главного тренера — нормальное явление. Я проработал в должности и главного, и старшего тренера. Старший тренер способен и должен самостоятельно принимать решения и нести ответственность за результаты команды.
— Это нормальное явление. Я проработал в должности и главного, и старшего тренера. Старший тренер способен и должен самостоятельно принимать решения и нести ответственность за результаты команды. Главный же тренер – это как тренер-консультант. Он помогает в методическом плане, но всю работу ведёт старший тренер, поэтому я сторонник того, чтобы дать старшим тренерам возможность работать и отвечать за результат.

— Насколько СБР учитывал рекомендации тренерского совета?
— Нам раздали анкеты, где попросили выразить своё мнение по каждой из тренерских позиций. Мои пожелания несколько отличались от итогового выбора СБР, но в целом они выбрали не худший вариант. К примеру, Николай Лопухов способен вести грамотный диалог с тренерами и работать в одном ключе.

— А зачем потребовалось делать рокировку между ним и Гербуловым?
— У Лопухова огромный опыт руководства сборными командами, он прекрасный методист, а Гербулов работал в основном тренером по стрельбе. Поэтому я удивился, когда в прошлом году его назначили старшим. В прошлом году он допустил несколько ошибок в методическом плане: были завышены интенсивность и силовая работа. В циклических видах спорта в июне и июле ведётся базовая работа, а у нас уже пошли скоростные тренировки и чрезмерное увлечение лыжероллерами. Поэтому зимой у нас не было скоростной выносливости. На коротких отрезках любой может развить скорость. Другое дело – её удержать. Здесь огромное значение имеет базовая работа, которой ни в коем случае нельзя пренебрегать.

— Почему остался в команде Вольфганг Пихлер, проваливший не только чемпионат мира, но и весь сезон?
— Вольфганг действительно наделал глупостей, но он признал свои ошибки и сейчас демонстрирует открытость для диалога. К тому же у нас нет другого надёжного варианта. Ему нужно изменить характер работы, не смешивать силовые и скоростные тренировки и при больших объёмах снизить интенсивность. Именно за счёт большой объёмной работы на низкой интенсивности добиваются успеха Дарья Домрачева и Юстина Ковальчик.

— Какой вы видите роль Леонида Гурьева, приглашённого во вторую команду? Сможет ли его сборная конкурировать с командой Пихлера и стать её альтернативой?
— Это палка о двух концах. Внутренняя конкуренция может привести к тому, что каждый будет доказывать своё преимущество, которое на ранних стадиях совершенно ни к чему. Так можно уйти от главного методического направления, которому тренеры должны следовать постоянно. Главная команда должна быть главной. Гурьев был бы хорош именно как тренер резервной команды. Ему можно поручить подготовку молодёжи по своей методике к Олимпиаде в Сочи. Надо, чтобы каждая команда имела свои задачи и чётко следовала их выполнению. Нужно понимать, что многие спортсменки из нынешней группы Пихлера уже не смогут бороться за медали на Олимпиаде в Сочи, поэтому подготовка и подведение к Олимпиаде молодёжи выходит на первый план.

— Почему в нынешнем тренерском штабе сборной не нашлось места таким заслуженным наставникам, как Валерий Польховский и Александр Куракин?
— Я надеюсь, что им всё же найдётся место в биатлоне, но у меня есть определённые вопросы к работе резерва в прошедшем сезоне. К примеру, в женской команде у нас, за исключением нескольких воспитанниц Гурьева, дела обстоят очень тревожно. В мужской команде, благодаря отличной работе Александра Касперовича, который подготовил не одну плеяду талантливых юниоров, ситуация получше, но в прошлом сезоне в команде "Б" загубили чрезмерной скоростно-силовой работой талантливого московского парня Сергея Бочарникова, который в Уфе жаловался мне, что ему тяжело даже двигаться, и Вячеслава Акимова из Чувашии. За два года до Сочи работа с молодёжью требует очень тщательного подхода. К примеру, из юниоров нынешнего созыва на Олимпиаде нашу команду могут усилить Максим Цветков и Александр Логинов. Буду с надеждой следить за их выступлениями.
http://www.championat.com/other/_biathl ... botat.html

_________________
НЕ ВСЯКОЕ ОЦЕНОЧНОЕ СУЖДЕНИЕ ДОЛЖНО СЛУЖИТЬ МОДИФИКАТОРОМ ПОВЕДЕНИЯ ИзображениеИзображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ТРЕНЕРСКИЙ СОВЕТ
СообщениеДобавлено: 25 апр 2012, 17:23 
Не в сети
Змеючий захвост
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 16:25
Сообщений: 24203
Откуда: "эх... деревня" (с) :-)))
Cоюз биатлонистов России (СБР) опубликовал письмо, направленное в ЦСП Минспорта, в которых содержатся решения Правления СБР и предложения Минспорттуризму РФ. В одном из пунктов письма сообщается, что для усиления тренерского состава утверждены тренерами сборных команд России Михаил Ткаченко, Леонид Гурьев и Владимир Аликин. Последний из них, который в течение 2006-2010 годов тренировал мужскую сборную России, заявил «МН», что ему о предложении СБР ничего не известно.

«Со мной по поводу приглашения в сборную России никто не разговаривал, - сообщил «МН» Владимир Аликин. - Недавно мне звонил исполнительный директор СБР Сергей Кущенко, который вскоре приезжает в Пермь. Договорились встретиться, но темы разговора я не знаю. Да, был вариант с приходом в юниорскую сборную, но я отказался. Считаю, что результаты моей команды в прошлом олимпийском цикле позволяют мне рассчитывать на большее. Приму ли мужскую сборную, если последует такое предложение? Буду думать. Многое зависит от коллег по тренерскому штабу. Совершенно точно не стану работать с Андреем Гербуловым и Михаилом Ткаченко. Это не те люди, с которыми можно решать большие задачи - как по профессиональным, так и по человеческим качествам».
http://www.mn.ru/sports/20120425/316521645.html


=============================================================

Эх, жаль, что я не установила скрытый текст, а то я бы прокомментила . :39387:

А в принципе - детский сад, "ейбоха" (с). o7o7 Вроде взрослые мужики , а как в песочнице - один с тем не хочет играть, другой с другим... gfrgf o7o7

_________________
НЕ ВСЯКОЕ ОЦЕНОЧНОЕ СУЖДЕНИЕ ДОЛЖНО СЛУЖИТЬ МОДИФИКАТОРОМ ПОВЕДЕНИЯ ИзображениеИзображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ТРЕНЕРСКИЙ СОВЕТ
СообщениеДобавлено: 30 май 2012, 09:55 
Не в сети
Змеючий захвост
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 16:25
Сообщений: 24203
Откуда: "эх... деревня" (с) :-)))
Валерий Медведцев: «Мне обидно за наш биатлон»

Олимпийский чемпион, четырехкратный чемпион мира Валерий Медведцев редко дает интервью. На моей памяти беседовал с Евгением Дзичковским два года назад – а до этого почти восемь лет молчал. Тем удивительнее, что в пятницу Валерий позвонил сам.

– Я за справедливость и честность. А сейчас ее нет. Я вот читаю интернет, слушаю чиновников, и мне обидно за наш биатлон. Обидно за тренеров, которых выкидывают при первой же неудаче. Замминистра Юрий Нагорных публично выступил против назначения в резервную команду Михаила Ткаченко, заслуженного тренера России. Якобы при нем не было результатов.

А это же смешно. На ЧМ-2011, где я работал в паре с Ткаченко, мужская команда выиграла три серебра. Три! Я не скажу, что это успех. Но за последние 10 лет мы только раз выступили лучше (в 2008-м – 5 медалей, среди которых два золота – прим. Sports.ru). И замминистра это должен знать, прежде чем давать безапелляционные оценки.

Наш тренерский штаб утвердили в июне 2010-го, команда в полном составе собралась только в августе. Мы начинали работать в условиях форс-мажора – времени на раскачку не было. Изначально поставили задачу – домашний чемпионат мира. Все этапы Кубка мира рассматривали как подготовку к Ханты-Мансийску.

- И это правильно? Биатлон давно перестал быть местечковым видом, за ним следит вся страна – с декабря по март.

– Все здорово и замечательно. Но скажите: кто помнит результаты Кубка мира? Сколько человек? В истории остаются только чемпионы мира. В этом году мы все хлопали в ладоши после побед Шипулина, Гараничева, Маковеева; все прекрасно. А на чемпионате мира никто не зажег. Подошли к главному старту без лидера, до последнего искали оптимальный состав. Тренеры сомневались – и это во многом нервировало спортсменов.

- С другой стороны, команда-2012 росла и мужала. Без Черезова, Чудова, Максимова. И выступила ровнее, чем в постолимпийском сезоне.

– Ну вот смотрите... Мы планомерно готовились к чемпионату мира. Спокойно, без истерики. Цикл подготовки спланировали так, чтобы выйти на пик формы именно к Ханты-Мансийску. Отдельные этапы пропускали Устюгов и Шипулин. Никого не истязали. А если бы эксплуатировали на всех этапах... Да, допускаю, взяли бы парочку дополнительных подиумов. Но выиграл бы тогда Устюгов свою медаль в масс-старте на ЧМ-2011? Я сомневаюсь.

- Обычно биатлонисты, не блистающие по сезону, на главном старте также теряются.

– Я не согласен! Подвести спортсмена к чемпионату мира – умение тренера. Вы поймите, я не критикую нынешний штаб. Боже упаси! И себя не оправдываю. Просто не могу уловить логику Минспорта: год назад результаты мужской и женской команды свалили в одну кучу. Три медали – плохо для отечественного биатлона. А как так можно? Есть команда Хованцева, а есть коллектив Ткаченко. Разные специалисты, разные методики.

У нас каждый год критерии оценок меняются, а виновными все равно остаются тренеры. Я вот не знаю, кто сейчас напевает Нагорных про плохого Ткаченко, но меня это коробит. Пусть Юрий Дмитриевич поинтересуется, например, кто ставил стрельбу Шипулину в юниорском возрасте? Или почему вдруг Маковеев неожиданно превратился в снайпера? При Гербулове он в команде уже почти 10 лет, а научился стабильно стрелять в прошлом году – как раз при Ткаченко. Посмотрите, не поленитесь, когда у него результаты выросли.

- Я не хочу вставать на сторону Минспорта (и, наверное, никогда этого не сделаю), но с одним аргументом соглашусь: Ткаченко не хватает авторитета.

– Спорный вопрос. Ткаченко поработал с основной командой меньше года. Только-только успел притереться. Вот сейчас говорят: Лопухову и Гербулову нужно дать шанс, потому что они проработали с командой один сезон. Я согласен – надо. Но почему Ткаченко не дали шанса? И сейчас, когда его позвали тренировать резерв, отбирают второй шанс.

- Вы защищаете человека, которому обязаны результатами.

– И буду за него стоять горой. Вот посмотрите. В постолимпийском сезоне – как раз при Ткаченко – в команде не было ни одного травмированного. Мы во главу угла всегда ставили здоровье спортсмена, дозировали нагрузки. У нас не так много топ-биатлонистов, чтобы ошибаться с объемами.

А возьмите Пихлера. У нас за год полкоманды «вылетело». Девчонки в мае наматывают по 50 км на роллерах. Куда это годится? Сегодня нашим женщинам вообще нет равных в мире. У немок смена поколений. Мы должны выигрывать ВСЕ эстафеты, брать подиумы в каждой гонке. А на деле – даже в тройку войти не можем.

- Мы же ратуем за доверие, которого не предоставили вашему тренерскому штабу, но дали Пихлеру. Не кажется ли вам, что оценивать немца по одному сезону преждевременно?

– Не знаю. Я искренне надеюсь, что Пихлер внесет коррективы и не будет загонять девчонок до полусмерти. Вы посмотрите: почти все лидеры – Зайцева, Вилухина, Слепцова, Богалий – начали с индивидуальной подготовки. Важно сохранить здоровье и силы. Оля Зайцева – умница от природы, никогда не бросается с мая в тренировочное пекло. А зачем? Чтобы к августу на пик формы выйти?

- Меня, кстати, всегда забавляло: зачем в биатлоне 7 месяцев тренироваться? Даже хоккеисты, у которых сезон длиннее, больше отдыхают.

– Тренироваться нужно. И в апреле, и в мае. Но в щадящем режиме. Организм не машина. Лучше погулять, получить заряд энергии. И уж точно нельзя бегать по 50-100 км.

***

– В биатлоне складывается парадоксальная ситуация. Заслуженным тренерам – Гурьеву, Захарову, Медведцеву – проще работать в регионах, чем бросаться на амбразуру-сборную. Почему?

– Я думаю, у каждого свои причины. У меня, например, сейчас маленькие дети, жене нужна помощь. А если я пойду в главную команду, буду дома от силы два месяца в году. Сейчас (в должности главного тренера Красноярского края – прим. Sports.ru) у меня куда более свободный график.

- За рубежом по-другому?

– Да. Я разговаривал в прошлом году с Микаэлем Лефгреном. Так вот, норвежцы работают бригадами. Две недели – одна, затем – другая. И сборы короче. А у нас тренеры боятся отпустить спортсмена домой. А если отпускают, то перед этим та-а-ак нагрузят, что дома заниматься нет ни сил, ни желания. Тренеры должны больше доверять спортсменам.

- Если вас вдруг позовут в команду, вернетесь?

– Во-первых, я ушел сам. По семейным обстоятельствам. Во-вторых, меня звали и год назад, и сейчас. А пойду ли? Мне кажется, ни один здравомыслящий тренер не откажется поработать в главной команде. Только если работать, то с теми спортсменами, которых считаешь перспективными. А у нас же как получается: вот тебе этот, этот и этот. Работай.

А возьмите резервную команду. Я вот поездил год по России и примерно представляю, кто и на что способен. А сейчас полрезерва набрано, мягко говоря, странно. Где, например, Семаков? Или возьмите красноярскую команду. Коростылев – 13-й в рейтинге СБР. Его нет нигде. Дюжев – один из сильнейших юниоров – тоже мимо сборной. А Елисеев, чемпион России? Да, возрастной, но каждый по-разному раскрывается. Дайте шанс человеку…

Зачем мы разбрасываемся спортсменами перед Сочи? Там ведь необычная высота. Много нюансов акклиматизации. На третий день буквально «умираешь». И самое главное: нет «горного эффекта», который появляется на 13-й или 20-й день подготовки. Вот Дарья Новикова из Тюмени прекрасно выступила на соревнованиях в Сочи – а ни до, ни после не блистала.

- Сейчас идут споры: нужен главный тренер в сборной или нет?

– Нужен. Ну правда... В команде всего три тренера. А есть много срочных вопросов: там с визой надо помочь, тут с винтовками. Главный должен быть в курсе всего: может, появился спортсмен, который «летит»? И его надо срочно привлекать в команду. Я утрирую, конечно, но это тоже фрагмент работы.

- Валерий Польховский уверен, что «главный всему голова». А как же мнения старших?

– Я думаю, нужно находить компромисс. Где-то прислушаться, где-то внятно объяснить свою точку зрения. А если каждый будет обижаться друг на друга, перекладывать ответственность – результата не будет. В биатлоне не надо ничего придумывать. Все уже придумали до нас. Главное – не испортить, не помешать. Экспериментировать можно на ком угодно, но не на основной команде.

Расскажу случай из своей биографии. В 86-м году я стал абсолютным чемпионом мира. И мы с тренером Иерусалимским решили повторить программу. Как итог – одно серебро в эстафете. На смену Иерусалимскому пришел Привалов и предложил нам обычный, «средний», план. И на Играх в Калгари мы всех порвали.

- Мы говорим: наш биатлон – самый сильный, любого тренера поставь – будет результат. Но вот Хованцев возвращался – а результата не было…

– Да, парадокс… Но знаете, я давно заметил. И озвучу, пожалуй: тренеры помолодели. У Франции, Германии, США на бирже стоят специалисты моложе меня. Я не говорю, что «старики» перестали что-то понимать. Но они работают на знаниях, мудрости, опыте. А азарта не хватает. Когда мы вынесли всех в 94-м году в Лиллехаммере – сколько было Польховскому и Хованцеву? 41 и 45... А время-то идет.
http://www.sports.ru/biathlon/141069980.html

_________________
НЕ ВСЯКОЕ ОЦЕНОЧНОЕ СУЖДЕНИЕ ДОЛЖНО СЛУЖИТЬ МОДИФИКАТОРОМ ПОВЕДЕНИЯ ИзображениеИзображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ТРЕНЕРСКИЙ СОВЕТ
СообщениеДобавлено: 30 май 2012, 09:58 
Не в сети
Змеючий захвост
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 16:25
Сообщений: 24203
Откуда: "эх... деревня" (с) :-)))
Мдя...
Про этапы км он как-то не туда загнул. Может тренерам они и не нужны, а вот болельщиков они очень интересуют. И БХГ тоже. А с таким подходом пусть готовят сборную отдельно, а на кубках бегают другие, кому не только ЧМ интересен. gfrgf
Местами очень разумные слова - и про возраст тренеров , и про определение составов... Но большей частью - попытка оправдаться ( хотя не представляю зачем , и так ясно , что дело не в тренерах) и обплевать нынешний тренерский состав.
" Хороший ты мужик , но не орел ..."(с) :39387:

_________________
НЕ ВСЯКОЕ ОЦЕНОЧНОЕ СУЖДЕНИЕ ДОЛЖНО СЛУЖИТЬ МОДИФИКАТОРОМ ПОВЕДЕНИЯ ИзображениеИзображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ТРЕНЕРСКИЙ СОВЕТ
СообщениеДобавлено: 13 июн 2012, 13:59 
Не в сети
Змеючий захвост
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 16:25
Сообщений: 24203
Откуда: "эх... деревня" (с) :-)))

.....
- Владимир Аликин был заявлен на одну из тренерских позиций в штабе мужского резерва, однако, он сам сообщил, что не давал своего согласия на эту работу.

- Я с Владимиром Александровичем сам лично говорил и ждал его ответа очень долго. Он ответил отказом. Точно так же он отказал мне по окончании Олимпиады в Ванкувере.

- Ему же Вы предлагали и работу в Чайковском, тоже отказ?

- Да, и в данном случае он нам отказал. То есть мы ему большое количество предложений даем, а он все отказывает. Не знаю, что он ищет. Конечно, это его личное дело.
.....

Сергей Кущенко

http://allbiathlon.com/sergejj-kushhenk ... bora-79108

==================
Я понимаю, конечно, что Аликин хочет на должность старшего тренера, но... из-за упрямства упускает хорошие возможности вернуться . p4p4 Уже сколько раз ему говорили мужики , что надо пока хоть так вернуться. а там видно будет , так нет, он упирается. А что может быть страшнее для работоспособного мужика , чем безделье ? То него все беды gfrgf

_________________
НЕ ВСЯКОЕ ОЦЕНОЧНОЕ СУЖДЕНИЕ ДОЛЖНО СЛУЖИТЬ МОДИФИКАТОРОМ ПОВЕДЕНИЯ ИзображениеИзображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 15 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Template made by DEVPPL Flash Games - Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB
 
free counters