INTERBIATHLON • Просмотр темы - ПРЕССА

INTERBIATHLON

Междусобойчик
 
Текущее время: 20 окт 2018, 08:40

Часовой пояс: UTC + 3 часа


ОСЕНЬ.....
Линейки для форума и блога lines.net.ua

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 47 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: ПРЕССА
СообщениеДобавлено: 30 мар 2015, 14:07 
Не в сети
Змеючий захвост
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 16:25
Сообщений: 24250
Откуда: "эх... деревня" (с) :-)))
Польховский: настало время сказать важные для меня слова

— Ваши недруги наверняка скажут: «Ну вот, запахло жареным, и Польховский тут как тут». Согласитесь, выглядит подозрительно — в мужской сборной скандал, всплывает ваша фамилия, и вы вдруг прерываете обет молчания.
— Я думал об этом и решил, что это неважно. Что бы я ни делал — молчал, говорил, тренировал или отдыхал — всегда найдутся те, кто считает, что во всём виноват Польховский. Не сомневаюсь, что комментарии со стороны определённых лиц сразу последуют. Поэтому лучшее, что можно сделать в моей ситуации, это поступать, как считаешь правильным. Я посчитал, что настало время сказать те слова, которые для меня очень важны. Если кто-то скажет, что я этим преследую свои цели, — их дело.

— Это как-то связано с тем, что, по разговорам, часть членов мужской сборной России по биатлону хотят работать именно с вами?
— Никак не связано. Всё это на уровне слухов. Со мной никто по этому поводу не говорил, я ни к кому по этому поводу не обращался.

— Но если поступит такое предложение, вы готовы вернуться в национальную команду?
— Если такое предложение поступит, подумаю. После 2012 года у меня до сих пор есть ощущение какой-то недосказанности, будто я не доделал всего, что мог и должен был. Перед приходом на пост главного тренера весной 2011 года я защищал свою программу перед министром спорта Виталием Мутко и тогдашним руководителем СБР Михаилом Прохоровым. На мой взгляд, по многим пунктам она актуальна до сих пор.

— Каковы были её главные идеи?
— В ней значилось создание восьми национальных команд по возрастам, которые работают по одному принципу и одной методике. Это команды «А», «Б», молодёжь и юниоры. Предполагалось выстраивание целой вертикали с задачами для каждого звена. Разработана своеобразная система отбора, уникальная по своей открытости. На главные старты Кубка IBU, Кубка мира и чемпионата мира мог отобраться любой, кто проявил себя на специально созданной серии отборочных стартов внутри России. Такого не было ни до, ни после. Мне многие сейчас говорят, что это была самая объективная система отбора, которая — что самое главное — была выдержана полностью, без исключений. Жаль, но все эти проекты и идеи просуществовали лишь один сезон.

— Команды «Б» убрали во всех видах спорта после 2012 года, сказав, что костяк сборных на Сочи-2014 определился, свои задачи резервные сборные выполнили.
— Я понимаю, что это всё стоит недешево. Но если мы называем биатлон одним из приоритетных видов спорта, то практику резервной сборной стоит возродить. Это обеспечит конкуренцию, преемственность, спортсмены получат шанс на попадание в основную команду, а не будут от безнадёжности сразу уходить в другие страны. Команда «Б» в биатлоне просуществовала лишь один сезон. И за этот сезон оттуда вышли Дмитрий Малышко, Евгений Гараничев, Тимофей Лапшин, Ольга Вилухина, Екатерина Шумилова, Максим Цветков, Алексей Слепов, Дарья Виролайнен. Из них Малышко — олимпийский чемпион. Вилухина и Шумилова – серебряные призёры, Гараничев – бронзовый. Вот и считайте, стоила команда «Б» своих денег или нет.

— Что скажете по поводу конфликта в мужской сборной России?
— Я не готов давать оценки: кто-то прав, а кто-то — нет. Для этого надо быть в команде, знать, чем она жила. Любая команда — это большая семья, со своими отношениями, лидерами и подчинёнными. Основывать свои выводы только на рассказах со стороны не хочу. Как и в любой семье, в спорте часто бывает выяснение отношений.

— По вашему опыту — их можно избежать?
— Если своевременно вмешаться, да. По крайней мере, не доводить до публичного выяснения отношений. Конфликты обычно тлеют очень долго, не один месяц. Вместе с тем уже очевидно, что мы наблюдаем системный случай.

— Как назвать эту систему?
— За последние годы потерял свою значимость институт тренера. Авторитет тренера в иерархии упал ниже некуда. В этом, разумеется, вина самих специалистов, которые не могут себя отстоять, но и руководства российского спорта и биатлона. К мнению тренера меньше прислушиваются. Если его не слышат, то постепенно пропадает интерес, опускаются руки. Это неправильно. Именно тренер способен видеть всю картину целиком, он наблюдает спортсмена на протяжении длительного времени, лучше других знает его сильные и слабые стороны, его уровень и возможности для роста. Да, мы тоже ошибаемся. Это часть спорта.

— В чём выражается падение авторитета тренера?
— Это заметно даже в мелочах. Помню, пришёл как-то на разминку одной из групп, тренер даёт задание, а полкоманды его даже не слушает, в носу ковыряется, в наушниках музыка, каждый своим увлечён. Показательный момент, после которого мне многое стало понятным. Я уже не говорю про другие примеры, когда через голову тренера, без его участия, решаются вопросы по подготовке, по составу, по планам.

— Может быть, дело в конкретном человеке, у которого просто нет авторитета в команде?
— Дело и в конкретном человеке, но и в том, что у тренера как такового пропали рычаги воздействия. Он перестал быть самым главным. Подчеркну: это не вопрос денег или материальной составляющей, это вопрос отношения. И накануне тренерского совета 31 марта я бы хотел заодно вот что сказать: «Коллеги, приподнимите голову, покажите, что у вас есть чувство собственного достоинства. От вас зависит очень многое. Без ваших идей, вашей активности и самоотверженной работы российскому биатлону не справиться».

— Что вы ждёте от 31 марта?
— Жду решения проблем, жду конкретных путей по выходу из кризиса. Жду ответственных поступков. Считаю, что тренеры не должны разъезжаться, пока во всём не разберутся. Спорить, слушать друг друга, доказывать свою правоту, находить компромисс. Нужно будет 10 часов на это — разбираться ровно столько. Нужна новая и конкретная программа. Если мы хотим выбраться из кризиса, людям российского биатлона уже нельзя обходиться общими словами. Нельзя откладывать на потом, у нас уже нет этого „потом“.

— Какие ваши предложения?
— Часть из них я уже назвал. Также очень нужна методическая помощь — как и специалистам сборных, так и тренерам на местах. Это крайне важный момент, который наши соперники в других странах очень хорошо понимают. Тренеры, особенно молодые, сейчас блуждают в потёмках, не знают, куда ткнуться. А предложить им нечего.

— Вы имеете в виду образовательные программы?
— Семинаров мало, современных методических пособий — ещё меньше. Недавно участвовал в семинаре лыжников и биатлонистов Алтайского края, где увидел у тренеров живой интерес к новым методикам. Надо было видеть их горящие глаза, стремление узнать новое и донести до своих ребятишек. Мы договорились что ещё встретимся. Тренировочный процесс не стоит на месте, нам необходимо быть на гребне новых методик.

Ещё один момент: нет программы по подготовке тренеров национальных команд. Их надо целенаправленно выращивать. Этим никто не занимался уже давно. И мы понемногу заходим в тупик. У меня были планы поставить на сборную команду опытного специалиста, а рядом – молодого тренера. Но этого не получилось.

— Кто всем этим должен заниматься?
— Союз биатлонистов России совместно с соответствующими отделами министерства спорта, отвечающими за научно-методическую поддержку. Если такой работы не будет, мы станем сползать всё ниже.

— Какие у вас отношения с нынешним президентом СБР Александром Кравцовым?
— Как и со всеми профессионалами в нашем виде спорта — уважительные. Пообщались с ним на этапе Кубка мира в Ханты-Мансийске.

— Не обсуждали тему вашей возможной работы в сборной?
— Нет, я уже говорил, что эта тема находится лишь на уровне слухов. С Александром Михайловичем мы говорили всего несколько минут, и наш разговор никак не относился к моей профессиональной занятости.

— Продолжаете поддерживать отношения с Антоном Шипулиным, который часть подготовки к Олимпийским играм провёл в вашей группе?
— У Антона в этом году получился самый успешный сезон. Второе место в общем зачёте Кубка мира – это очень достойно. Мы периодически созваниваемся, обмениваемся мнениями. Если Антон спрашивает у меня что-то, я подсказываю. По-настоящему рад, что в нашей сборной появился такой зрелый, мыслящий спортсмен.

— Как оцените выступление сборной России на чемпионате мира?
— Моя главная мысль, которую я всегда последовательно проводил: счёт на табло. Оценка работы тренера — это результат. Счёт, как говорят в футболе, на табло. Все другие подходы, рассуждения «чуть не повезло», «габарит не прошёл», «команда подошла в хорошей форме» — субъективны и впоследствии, как показывает практика, приводит к ещё более серьёзным последствиям.

— Многие обращают внимание, что уже какой главный старт подряд команда ошибается с подводкой к главному старту сезона.
— Да, на протяжении ряда последних лет у нас это совсем не получается. Этот год – не исключение. Мне интересно услышать от тренерского штаба объяснение выбора Осло в качестве заключительного места подготовки к чемпионату мира. На мой взгляд, оно никаким боком не подходит – как профиль трассы, так и, в особенности, подход к огневому рубежу. Большинство команд приехали просто с высоты и достойно выступили. Чехи и словенцы готовились в Поклюке на высоте 1400 метров.

— Приведите успешные примеры подводки из вашей практики.
— Из ближайших — к той же Олимпиаде в Сочи. Уже к этапу Кубка мира 2013 года в Сочи командой не было опробовано ни одной схемы подводки к главному старту. И уже в сентябре 2013 года группа Владимира Королькевича с группой Черезова опробовали один вариант подводки к Сочи. И он сработал на летнем чемпионате России. К сожалению, зимой мы не смогли им воспользоваться из-за отсутствия снега в Рогло. Или ещё один пример: Игры-2006 в Турине, когда тренерский штаб за год до Олимпийских игр проработал четыре варианта заключительной подводки к ним и на предолимпийской неделе уже конкретные результаты. И было выбрано два пути, которыми команда пошла к Олимпиаде.

— И всё же — какой счёт на табло после чемпионата мира?
— Его все видят. Пятое общекомандное место, две медали. На Олимпиаде в Сочи мы были шестыми, хотя медалей было больше. Женская сборная начала сезон неровно, но к чемпионату мира собралась. Тут наметилась положительная динамика. У мужчин — противоположная ситуация: хорошее начало сезона, сразу несколько человек на подиумах Кубка мира, но подводка к чемпионату мира получилась неудачной. К концу сезона выяснилось: кроме Шипулина, у нас никого боеспособного не осталось. Неплохо бы понять, почему сезон сложился именно так. Я бы с большим интересом прочитал отчёт тренеров обеих команд на совете 31 марта.

— Я вам прямо скажу: стараниями отдельных публичных людей на вашем имидже в биатлоне есть пятна.
— И какие же, даже интересно?

— «Где Польховский — там интриги» — слышал я вот такое выражение.
— Сложно это комментировать, потому что похоже на специально слепленный ярлык. Я готов обсудить свои особенности в личном разговоре, но почему-то в глаза про них никто не говорит. Жду от оппонентов хотя бы одного конкретного примера моих «интриг».

— Другой момент: в массовом сознании вы ассоциируетесь с употреблением допинга в сборной России. Достаточно почитать специализированные форумы и обсуждения в соцсетях.
— Иногда я думаю: может, зря в своё время решил не отвечать на разные бездоказательные обвинения в свой адрес? Мне почему-то казалось, что люди не дураки, сами во всём разберутся. Есть же факты, в конце концов — кто, когда и какой тренер работал с командой.

— Но согласитесь, что игнорировать эти предубеждения уже невозможно, они оказывают сильное влияние на продолжение вашей работы в биатлоне.
— Я уже говорил, что не приемлю в работе субъективности, давления личных отношений, эмоций. В следующий раз кто-то скажет, что я физиономией не вышел, например. Или я просто ему не нравлюсь. И что — уходить из биатлона? В спорте есть один критерий — результат. Так получалось, что я с коллегами по тренерскому штабу его обычно добиваюсь.


Изображение
http://www.championat.com/other/article ... slova.html

_________________
НЕ ВСЯКОЕ ОЦЕНОЧНОЕ СУЖДЕНИЕ ДОЛЖНО СЛУЖИТЬ МОДИФИКАТОРОМ ПОВЕДЕНИЯ ИзображениеИзображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ПРЕССА
СообщениеДобавлено: 30 мар 2015, 14:47 
Не в сети
Змеючий захвост
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 16:25
Сообщений: 24250
Откуда: "эх... деревня" (с) :-)))
Очень красноречивая таблица o7o7

_________________
НЕ ВСЯКОЕ ОЦЕНОЧНОЕ СУЖДЕНИЕ ДОЛЖНО СЛУЖИТЬ МОДИФИКАТОРОМ ПОВЕДЕНИЯ ИзображениеИзображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ПРЕССА
СообщениеДобавлено: 09 апр 2015, 18:11 
Не в сети
Змеючий захвост
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 16:25
Сообщений: 24250
Откуда: "эх... деревня" (с) :-)))
Анатолий Хованцев: «Когда узнал про очередной допинг в России, подумал: «Господи, какие идиоты!»

- Вечером после памятного увольнения казалось, что русский биатлон достиг дна. Сейчас все видится иначе: это был просто тяжелый, переходный момент.

– Мягко сказать, ситуация была стрессовая – уронили сильно, нужно было переварить, пережить. Сейчас я могу рассуждать объективно, и мне кажется, что это произошло бы с любым, кому бы не повезло оказаться на моем месте.

Почему? Время было такое – после допингового скандала-2009 создался определенный надлом, поэтому взрыв был неминуем.

- Вспомните, как на вас вышли из Союза биатлонистов? К тому моменту вы много лет провели в Финляндии, успели забыться.

– Первый раз разговор был еще в 2009-м. Я встречался с Прохоровым, мы обсуждали позицию главного тренера. Был вариант, что им мог стать я, везти команду на Игры в Ванкувер. После встречи звонка не последовало – я понял, что моя кандидатура отпала, выбрали Барнашова. Но Прохоров, видимо, запомнил, что у меня контракт с клубом Контиолахти до 2010-го, так что через год меня опять позвали.

- Сергей Кущенко рассказывал, что тогда в женскую сборную идти не хотел вообще никто. Почему пошли вы?

– Честно, я давно хотел вернуться в Россию – это была хорошая возможность. Меня звал Барнашов, вторым уговорщиком был Захаров из Ханты-Мансийска.

В 1998-м пришлось уйти не по своей воле – приговор был по итогам Нагано, я тренировал мужчин. С Олимпиады мы привезли только бронзу в эстафете. Не хочу углубляться в причины, но тогда команда была голая – мы с Польховским были и тренерами, и смазчиками, и всеми остальными.

Хотелось поработать в нормальных условиях. В 2010-м, когда вернулся, был шок: как тренировалось шесть спортсменок в основе, так и осталось. Зато обслуги стало больше в разы. Жаль только, что почти вся обслуга была далека от биатлона.

- Чему больше всего удивились, начав работу?

– Прежде всего, обезличиванию роли тренера. Если помните, мы вообще начали предсезонку без старшего – просто было несколько тренеров вроде как с равными правами. Как будто из загона нас выпустили: все рвались, кто и что лучше предложит. В итоге начался поиск компромиссов, это сразу сказалось на атмосфере.

- Обезличивание тренеров – это ведь одна из черт эпохи Прохорова?

– Оно началось не с приходом Прохорова и Кущенко. Все идет со времен Тихонова – я застал самое начало, потом как раз ушел. Сверху постоянно говорили: спортсмены сами себе тренеры. Бывает и такое – есть люди, которые способны тренироваться отдельно, но это не может быть вся команда.

- Что еще неприятно поразило?

– Существование координационного совета: Барнашов, Маматов, Привалов – планы приносили им на утверждение. Ну зачем? Я это проходил во времена Советского Союза – тогда было учебно-методическое управление. С тех пор ничего не изменилось, только название.

Знаю, что у Пихлера была та же проблема – ему не дали свободу. В итоге получалось так: метод работы коллективный, ответственность вроде как общая – но получает только старший тренер. Получил я – старшим меня сделали в ноябре.

***

- Правильно ли думать, что сезон-2010/2011 – робкая попытка сделать русский биатлон чистым?

– Да. Сверху никто ничего не говорил, но это было понятно. Перед врачами была поставлена задача: пресечь использование любых препаратов без предварительного согласования с тренером. Это касалось вообще всего, даже разрешенных лекарств. Могу смело сказать: за годы работы я вообще не интересовался этой стороной спорта.

- Постолимпийский сезон – наверное, и смысла что-то принимать не было?

– Смысл всегда есть – хотя бы деньги. В 90-е даже при больших успехах на Кубке мира заработать было невозможно. Сергей Тарасов после Лиллехаммера получил 8 тысяч долларов за олимпийское золото – смешная сумма. Сейчас есть мотивация, есть большой соблазн, начиная с юниорского возраста.

- Когда узнали про очередной допинг – Юрьевой, Старых, теперь вот Логинова, что подумали?

– «Господи, ну какие идиоты?» Юрьева вообще… тот же самый препарат, что в 2009-м. В принципе, когда я узнал, что в команду вернулись известные врачи, все стало понятно. Надо было просто ждать. Конечно, это не самодеятельность. Я думаю, все было сделано с разрешения руководства на самом верху.

- Тренеры ведь сплетничают об этом?

– Если вы о врачах, то почти все их знают в лицо и догадываются, чего ждать. Вид спорта такой – все друг на друга кивают: посмотри на австрийцев, посмотри на немцев... Биатлон заражен основательно. Раньше я еще сомневался, сейчас нет.

Вспомните вопрос, который возник вокруг спортсменов, которые пользовались услугами немецкой лаборатории. Если бы эта информация была неправдой – тот телеканал бы судили. Но никто никого не судил, историю просто замяли.

- Разве в 90-е допинга было меньше?

– Не знаю. Мне кажется, на Олимпиаде в Нагано процентов 70 бежало на допинге. Я думаю так: не все российские биатлонисты, которые использовали запрещенные препараты в 2008-м и 2009-м, были дисквалифицированы.

***

- В чем вы вообще видели свою задачу, когда начали тренировать россиянок?

– После Олимпиады всегда сложно сохранить или тем более поднять уровень команды за один подготовительный период. Я начал предлагать специально-силовую работу – этот уровень был существенно выше того, что спортсменки делали до этого.

Стали подтягивать технику – с нами тогда работал норвежский специалист Кнут Торе Берланд. Все до сих пор его позитивно вспоминают. При Пихлере привлекали австрийца, не помню фамилию, но работа Берланда была эффективнее. Хотя его пребывания на сборах были не такие длительные, какие я хотел получить – все упиралось в финансы.

- Вас ведь не устраивал тот тренерский коллектив, который сложился: вы, Медведцев, Коновалов. Что было не так?

– Я знаю, что Медведцев активно влиял на Слепцову, поскольку она дружит с Ольгой. Если вы почитаете высказывания Медведцева по поводу меня, то, может быть, что-то поймете. Он зациклен на том, что в 1994-м я его не поставил в эстафету в Лиллехаммере. Хотя он туда не проходил по спортивному принципу.

Я поставил его в индивидуалку – за него просил весь Ижевск во главе с Ткаченко, там Валера пробежал откровенно слабо. Не попал в эстафету – ему эта ситуация не дает покоя почти 20 лет.

- И?

– В коллективе тренеров мы обсуждаем каждого спортсмена. Например, Богалий – она может рассчитывать на медаль там-то и там-то. А там – не может. Тренеры, которые со мной работали, начали доносить это Богалий. Да и не только ей – так в команде начались разговоры за спиной, у девчонок испортилось настроение: мол, Хованцев в нас не верит и так далее.

- Что за история с Владимиром Драчевым? Он начинал предсезонку консультантом, но потом пропал.

– Когда возникла кандидатура Вовы, я был только за. Мы с ним в прекрасных отношениях, его предлагал Барнашов. Вова был нужен для работы над техникой. Приехал на второй сбор в Отепя – а его даже селить некуда, я взял его к себе в номер.

Но ладно, работа пошла – его хорошо воспринимала команда, был эффект. А у Драчева такой характер – он высказывается по любому поводу. В конце концов Барнашов понял, что Вова может перейти ему дорогу в плане авторитета.

- Что потом?

– Да ничего, просто в какой-то день Барнашов дал приказ: Драчева больше не зовем – это нецелесообразно.

- Спортсмены тоже пытались рулить процессом?

– Один пример. Мы почти каждый день проводили собрания на сборах. Для чего? Обсуждение работы, проблем, нюансов – это обычная практика. Подходит Слепцова: Анатолий Николаевич, а почему собрания проводим каждый день? Ну, Свет, чтобы вы друг у друга учились, делились мнениями, слушали.

На следующий день Барнашов объявляет: собрания больше не проводим – приказ Кущенко. Формат изменился на индивидуальные беседы: это значит, за вечер надо провести 8 бесед, пройтись по женским номерам. Времени до полуночи не хватит.

- Момент, когда поняли, что отношения с Кущенко испорчены?

– В декабре, уже когда пошли старты. Я понял, что что-то творится, когда ко мне перестали допускать прессу. Хотя у меня проблемы с этим нет, я всегда готов ответить. Был такой сигнал – что-то происходит. Как таковых конфликтов, претензий, стычек не было.

- Кущенко сильно вмешивался в тренерскую работу?

– Мы отправляли ему результаты биохимии. Я привык работать с лактатом, как в основном работают тренеры. А благодаря Кущенко у нас был вот такой лист, куча параметров – Загурский только и делал, что писал. Причем отдачи с этих параметров не было никакой. Ясно, что Кущенко их кому-то показывал – и дальше шли коррективы.

- Правда, что после увольнения Кущенко извинился перед вами за Прохорова?

– Да, это было уже вечером. Они пришли с Барнашовым, Кущенко начал извиняться: я не знал, что готовится решение. Хотя я думаю, что знал.

Тот пиар, который у биатлона был при Прохорове, не помогал команде. Сложилось мнение, что у нас много сильных спортсменов, которые должны добиваться успеха. А это не совсем так. Достаточно того факта, что за много лет у нас так и не нашли равноценной замены Зайцевой.

***

- Каким вы для себя считаете тот сезон в плане результатов?

– Точно не потерянным. Гусева, Юрлова заезжали в десятку, Богалий и Слепцова были на подиуме. Задумок было много, но времени реализовать их не хватило. Надо быть реалистами – состав был очень средний. Думаю, итоги работы Пихлера это подтвердили.

Я тренировал Чепикова, Драчева, Тарасова. Удивительное поколение, но такого не бывает постоянно. Смотрите, 65-й год рождения – Тарасов и Кириенко. 66-й – Драчев. 67-й – Чепиков. 68-й – никого. 69-й – Майгуров. 70-й – Редькин, с медалью Олимпиады, но по функции середняк. 71-й – Кобелев.

- 71-й – Ростовцев.

– Когда я работал в мужской команде, Ростовцев был там шестым-седьмым. Я ушел, и вдруг человек начал выигрывать – это звонок. Я бы не расценивал его как суперспортсмена. Для меня сильная личность и суперспортсмен – это Драчев.

- Вы ведь еще до начала ЧМ-2011 понимали, что вам осталось работать совсем немного?

– Понимал. Еще до чемпионата был момент, когда я мог уйти. В аэропорту, перед отлетом на сбор в Риднау мне донесли информацию, что спортсмены сами решили, как им передвигаться и тренироваться. Я чуть из аэропорта не ушел, но куда оттуда денешься – оружие оформлено на меня.

- Вы имеете в виду ситуацию с выездом в США на этапы Кубка мира?

– В том числе. К примеру, Слепцова однозначно не должна была туда ехать, и Захаров был против – он тогда еще влиял на нее. Мы определились, что четверо едут в Риднау: Зайцева, Слепцова, Юрлова, Богалий – без Америки. Это было последнее собрание в Рупольдинге.

Через неделю в Антхольце я узнаю, что Света едет в Америку. Иду к Барнашову: Михалыч, что за дела? Он: руководство однозначно решило, да и она сама хочет разгоняться, разбегаться.

- А вы?

– Я пытался ее вразумить: тебе нужно отдохнуть перед ЧМ и бежать – и ты будешь нормальной. Но она поехала в США. На второй гонке уже посыпалась. Я звонил туда Ефимову и Коновалову: снимайте ее, ей дальше бежать нельзя, иначе она просто похоронит себя. Она сдалась.

- Она вообще кого-нибудь слушалась?

– Света, в общем-то, неуправляемая. У нее хорошая стрельба – даже в плохом состоянии. У нее отличная функция – даже с учетом того, что у нее могло что-то быть в 2008-2009-м. Но работать с ней сложно. За десять дней до ЧМ мне звонит Захаров: придумай что-нибудь! А я уже ничего не могу придумать, поздно.

- Зачем тогда поставили ее в микст, где она сразу же прибила команду?

– Решал не я. Чемпионат в Хантах – было решение руководства, чуть ли не на уровне региона. Думаете, в обычную эстафету был выставлен мой состав? Помните, кто тогда бежал?

- Юрлова, Богалий, Слепцова, Зайцева.

– Ну вот. За пять минут до дедлайна по подаче заявок я отнес бумагу в компетишн-офис: Юрлова, Гусева, Слепцова, Зайцева. Состав выбирали коллективно: я, Ефимов, Коновалов, Загурский, Барнашов.

- Как случилась замена?

– Наша вакс-кабина – ближайшая к компетишн-офису, 50 метров. Я зашел туда, переговорил с сервисом, выхожу. И диктор по стадиону объявляет состав с Богалий, но без Гусевой. Е-мое, померещилось, что ли? Бегу в компетишн-офис: кто подал заявку? Барнашов.

- Ругались?

– Пообщались на матах. Девочки сказали, что они побегут с Богалий – потом Гусева сильно возмущалась в фэйсбуке. Когда Барнашов успел с ними это обсудить, я не знаю. По-моему, это подло.

- Как был обставлен выход на спринт Анастасии Токаревой, которая до этого ни разу не бежала на Кубке мира?

– Это вообще нонсенс. Все исходило от региона – Тюмень пролоббировала. Она хорошо стреляла, но ногами была никакая. Начали обсуждать состав, Кущенко и Барнашов выступили: Токарева бежит, по остальным решайте сами. После пасьюта, когда Настя отстала на круг, я им все высказал, но что тут уже изменить.

***

- Как в мировом биатлоне воспринимают Пихлера?

– Если бы Пихлер был одаренным тренером – немцы его давно бы забрали. У них денег хватает на любого тренера. У норвежцев тоже проблем нет – но никто его не звал.

Форсберг и Зидек приходили к нему уже сильными лыжницами. Да, Юнссон выросла, но больше никого. Смотрите, Форсберг почти такого же телосложения, как Мякяряйнен. Зидек такая же, только ниже ростом. Юнссон – высокая и худая. На них нарастить мышечную массу невозможно. Было ясно, что он ничего не сможет сделать в России с тем составом, который тогда был.

- Почему?

– Работа Пихлера подходит девочкам с малой мышечной массой. Вспомните, какая эйфория была в начале его работы с Россией? Сделали упор на силовую работу. И кто умер в первый год? Богалий, Гусева, Юрлова – крупные девушки, у которых есть большая мышечная масса. Он их закрепостил, масса начала увеличиваться, хотя надо было растягивать мышцы. Росла бы сила, а сами мышцы не увеличивались бы в объеме – это короткая работа.

- Что вы сделали с Юрловой, которая толком не бежала ни до, ни после вас?

– Она никогда не отличалась ходом. Но скорость складывается из многих компонентов: техника, объем, специально-силовая работа. На роллерах это длительные отрезки только на руках, только ногами. Юрлова среагировала быстрее всех в команде. Она с отцом давно ездила в Контиолахти, еще с юниоров – тогда приходилось что-то подсказывать.

Все говорят про Юрлову, хотя позитивный сдвиг был почти у всех: в сборной была Денисова, Гусева попадала в десятку, Богалий и Слепцова – на подиумы.

- Кого из той команды можете назвать своей опорой?

– Зайцеву, хотя, казалось бы, при ее уровне проблемы должны были возникать. Жаль, что так получилось на ЧМ-2011 – она заболела, да и была не в лучшей форме. Хотя очень близко к медалям в спринте и масс-старте.

Мало кто помнит, но предсезонку она начала только в июле. Осенью на сборе в Мурманске подходила ко мне: я, наверно, на Кубок мира не поеду, я не готова. И это до всех контрольных. Зимой потихоньку набирала, но перед чемпионатом все немного сломалось.

- Если бы вас – ну вдруг – новое руководство СБР вновь позвало на работу – согласились бы?

– Оох... Меня бы сильно озадачило это предложение. Один раз обжегся, сильно обжегся... Дочь в 2011-м не поняла мой поступок: говорила, пап, очень сильно пожалеешь. И была права. Я за один сезон потерял нервов больше, чем за все годы работы.

Но я люблю Россию, это моя родина. Поэтому категорично ничего не скажу – если бы вернулся, то только на четких условиях. А есть ли сейчас эти четкие стандарты в новом СБР? Не уверен...
http://www.sports.ru/tribuna/blogs/russ ... 13035.html

_________________
НЕ ВСЯКОЕ ОЦЕНОЧНОЕ СУЖДЕНИЕ ДОЛЖНО СЛУЖИТЬ МОДИФИКАТОРОМ ПОВЕДЕНИЯ ИзображениеИзображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ПРЕССА
СообщениеДобавлено: 19 май 2015, 17:55 
Не в сети

Зарегистрирован: 14 ноя 2009, 07:41
Сообщений: 4547
Владимир Аликин: «Прохоров попросил посадить Чудова в запас до конца Олимпиады, тот аж заплакал» http://www.sports.ru/tribuna/blogs/russ ... 82393.html

– Больше пяти лет вы без работы в биатлоне – не зовут, не тянет?

– Мое время уходит – сейчас только читаю новости, смотрю трансляции. Можно сказать, что немного соскучился, но по большому счету возвращаться не хочется: вижу, кто у нас руководит и что творится. За эти годы всерьез звали в сборную только один раз.

– Перед Олимпиадой в группу Польховского?

– Это не всерьез. Полгода назад позвонил новый президент СБР Александр Кравцов и предложил принять мужскую команду. Ситуация там действительно была патовая – озвучили все весной, а проблемы-то начались еще летом. Перед сезоном спортсмены поставили вопрос жестко – и Кравцов искал варианты.

– Как отказывались?

– Деликатно объяснил: Михалыч, я в такие игры не играю. Не видел ребят, не тренировал – как я могу их сейчас взять? Принять команду перед первым этапом – это совсем без совести надо быть. Пройдет сезон – там поглядим. После сезона никаких предложений не было.

***

– Как вам новый формат сборной: несколько групп, несколько «индивидуальщиков»?

– Я не сторонник роспуска спортсменов. Мы работали после Турина и до Ванкувера – начинали с группы в 12 человек, на всех хватало сил и внимания. Тогда же накатывали молодых Устюгова, Шипулина – было важно, что они просто видели лидеров, тянулись. Ближе к Ванкуверу скомандовали урезать группу – стало 8 человек, уже пошли прицельно к Олимпиаде.

А что сейчас? Старшим тренером мужской сборной назначен Падин – во-первых, не тот человек, который должен управлять. Во-вторых, он в Белокурихе, а половина состава в Заводоуковске – кто за них отвечает? Падин как старший, Брагин как тренер группы или вообще Касперович как главный?

– А что не так с Падиным?

– Не хочу подробно обсуждать коллег, но он хорош в молодежке или резерве. То же самое с Касперовичем. Мы неплохо знакомы, вместе бегали. Не могу сказать о нем плохо как о человеке, но как специалист он слаб. Думаю, прошлый сезон это показал. Плюс к Касперовичу остаются вопросы по Логинову – это его спортсмен. Коновалов, Башкиров, Падин, Касперович – удивительно, что их оставили в команде.

– Почему?


– Когда Кравцова выбрали президентом СБР, у нас был разговор. Кравцов говорил: я понимаю, что это не те тренеры, которые нужны команде, но что теперь делать, созывать новый совет? Пусть работают сезон.

Тогда Александр Михайлович был немного заложником ситуации – тренеров поставили до него, причем на безальтернативной основе. Кто был приближен к Прохорову и Кущенко? Касперович, Падин, Коновалов – их и взяли.

– Они остались и теперь, многие даже пошли на повышение.

– Вот. В этом и беда. Я думал, что Александр Михайлович будет немножко умнее, дальновиднее. По сути, сейчас происходит то же самое, что было при Прохорове: есть группа приближенных тренеров, которые останутся на должностях, что бы ни случилось. Руководство определило круг близких, и теперь они так и будут вариться, только говорить: потерпите, результат придет.

Сезон нужно оценивать по чемпионату мира – а там делегацию спасла Юрлова. И то мы все понимаем, что с большой долей случайности.

– Почему тогда тренерский совет поставил всем «уд»?

– Тренерский совет ничего не решает, там люди по-прежнему боятся пойти против Правления. Почему? Регионов и специалистов много – у всех есть спортсмены в сборной, в молодежке, еще где-то. Боятся: я сейчас скажу что-то не то – и моего будут зажимать.

– Допустим, сейчас в сборной «не те» тренеры. Кого тогда нужно было назначать?

– Без фамилий, их и так все знают – сильных тренеров из сильных регионов.

– Не похоже, что они рвутся в команду.

– А зачем? Тренеры сильных регионов зарабатывают в два раза больше тренеров сборной. Когда я работал, ставка ЦСП была 25-26 тысяч рублей. Плюс шли хорошие доплаты от Прохорова. Сейчас доплат нет – конечно, ставка выросла, плюс идут надбавки за достижения спортсменов, но все равно это смешные деньги. Для чего регионалам срываться, терять место и уходить в сборную, где их будут долбить с утра до вечера? Вот и зовут Пихлера, Гросса.

– Вы против иностранцев?

– Стыдно, когда великую федерацию тянет тренер-иностранец. Сборы начались, а контракт с Гроссом до сих пор не подписан – почему? С чьей стороны проблемы? Тайна, покрытая мраком – а почему бы не озвучить? Российские тренеры получают копейки, зато федерация зовет Гросса – великий спортсмен, вопросов нет. Кого он воспитал?

– Но вы сами говорите, что сильные русские тренеры не идут в команду, откуда их тогда брать?

– Надо вести правильную политику, слушать тренерский совет. Раньше он решал все, принимал решения голосованием – Правление утверждало, крайне редко вмешивалось. При господине Кущенко это было утеряно и с тех пор ничего не изменилось.

***

– Из тех, кто работал с вами в 2006-2010-м, с кем остались на связи?

– Из спортсменов, в общем, уже ни с кем. Пару лет после моего ухода созванивались с Шипулиным, Устюговым, Максимовым. С остальными никакого контакта нет. Нужен ли он? Не знаю – может, я кому-то дорогу перешел.

– Вас тогда увольняли тоже во многом из-за конфликта со спортсменами – ситуация напоминала ту, что сложилась в марте у Касперовича и команды?

– У меня конфликтов не было. Просто ребята пожаловались на меня руководству: Чудов, Круглов и позднее к ним присоединился Черезов. Все началось в Рупольдинге, за месяц до Олимпиады, ко мне подошли Кущенко и Барнашов: есть недопонимание, спортсмены хотят с вами разобраться.

Первый раз про это слышу, давай разбираться. Собрались вечером – оказалось, что парни хотят тренироваться по-другому. Хотя я всегда шел на контакт, на коррекции, никаких проблем не было.

– Удивились?

– Сказал им: раньше у нас были рабочие и дружеские отношения, теперь будут только рабочие. Я вас не зажимал и всегда старался услышать. Колю Круглова постоянно ставил в лучшие группы, хотя после Нового года Шипулин его почти всегда обыгрывал. Послушали друг друга и все, пожали руки, разошлись.

– Работа пострадала?

– Парни не меня наказали, а себя. На Олимпиаде даю Круглову задание – он демонстративно делает другие упражнения. Чудов – то же самое, но его Прохоров сильно остудил.

– Как?

– Если помните, в олимпийском спринте Максу не повезло с группой – бежал по каше, не попал в пасьют. Я иду после гонки, навстречу Прохоров: что-то у тебя Чудов пешком ходит, посади его в запас до конца Олимпиады. Ну ладно, говорю, я подумаю.

Вечером начинаем собрание – парни, как обычно, пальцы веером, а я им: ну что, господа, доигрались? Макс, мне президент сказал тебя на скамейку посадить – тот аж заплакал.

– И? Он ведь в итоге попал в эстафету и даже круто пробежал.

– Я ему программу написал, и он уже до конца все выполнял, слушался.

***

– Когда почувствовали, что дорабатываете в сборной последние дни?

– После Олимпиады – там оставались этапы до конца сезона. Я смотрю, мимо нас с Селифоновым все журналисты проходят, не здороваются, вопросы не задают. Да и спортсмены совсем по-другому разговаривать начали. Ну понятно… Сыграл на опережение, подошел к Кущенко: извините, после сезона ухожу. Год отдохну, и дальше будет видно.

– А он?

– Ты что, ты что? Зачем? Давай мы тебя поставим на молодежку. А чем я так провинился, что вы в основу ставите Коновалова, который еще нигде толком не тренировал, а меня опускаете в молодежку? Все, разговор закончился.

– Через год в сборную вернули вашего напарника Андрея Гербулова, а вас нет – получился конфликт. Жаль, что отношения пропали?

– Я с Гербуловым не ругался, но отношений, конечно, никаких нет. Неприятная история. Мы после Олимпиады постоянно созванивались, общались. Он спрашивал: тебе после Олимпиады что-то предлагали? Нет, ничего. И ему ничего. В 2011-м приехали на тренерский совет в Тюмень, посидели, на его машине поехали домой. Опять разговор про то же: тебе предлагали? Нет. И мне нет.

Через два дня узнаю, что Гербулова назначили старшим, и он в интервью говорит: мы давно вели переговоры с Польховским, это была секретная информация. Ну это разве не предательство? Давно не виделись с ним. Увидимся – поздороваемся, конечно. Вот и все наши отношения.

– Обидно?

– Обидно. Но все эти выходки исподтишка, из-за угла – их трудно принять.

– Вы несколько лет конфликтовали с Александром Тихоновым – сейчас отношения потеплели?

– Были трения – из-за того, что я в вопросе со спонсорами занял сторону спортсменов. Я всегда за команду, хотя тогда мог сказать парням: извините, у нас великий президент – Тихонов, я слушаюсь его, а вы молчите. Тем более Тихонов – мой партнер по эстафете.

Но я принял удар на себя – Александру Ивановичу это не понравилось. Сейчас все позади, созваниваемся – он мне на 9 мая хорошие стихи прислал. Тихонова надо знать – это политик, игрок, актер.

Возьмите нынешнюю ситуацию с деньгами. Тихонов ищет спонсоров и с их приходом сможет занять главенствующую позицию. Его положение лучше, чем у Кравцова.

– Почему?

– В прошлом году спонсоров, по сути, не было, многое взял на себя губернатор Тюменской области – финансировал, помогал команде. Получилось так, что при новом президенте команда стала получать деньги от региона. Такой перекос в сторону Тюмени многим не нравится, и сейчас идет противостояние. Тяжелая, ненормальная ситуация, когда доминирует один регион.

***

– Самый талантливый биатлонист, которого вы тренировали?

– Дима Ярошенко – потрясающе одарен, при этом очень старательный, трудолюбивый парень. Жаль, поздно раскрылся. И, естественно, Чудов – сейчас бы бегал и бегал, но глупая травма погубила. Мало кто знает, что летом 2009-го он упал с лошади. Между сборами поехал домой, там катался – лошадь его опрокинула, он сильно повредил позвоночник.

– Ваша реакция, когда узнали?

– Да он-то скрыл, я сам постепенно догадался. Макс месяца два молчал, боялся сказать, но я же вижу: перестал справляться с нагрузками. Потом мне врач и массажист рассказали – было смещение позвонка, он ездил в Москву, лечился, но уже все, результаты стали падать. Олимпиаду прошли, а потом здоровье уже было не то. Жалко, мог бегать много лет.

– Шипулин начинал у вас – тогда было видно, что вырастет в мирового топа?

– Важный показатель – как спортсмен реагирует на высоту. Посмотрите сезон 2009-2010 – уже тогда ему хорошо бежалось в Антхольце. Мы ему давали нагрузки поменьше, чем остальным, но у нас и четверка лидеров была такая – ее никак не выбить, они были на голову сильнее Антона. Но перед Олимпиадой расклад поменялся – Антон начал обыгрывать Круглова, попал в эстафету.

– Вы были за него?

– Я – да, а Кущенко и Барнашов настаивали на Круглове. Что случилось в гонке – честно говоря, я у Антона так и не выпытал. Его просто прибило – 40 секунд на километре проиграл. Хотя до гонки все было нормально. Я бегу, кричу ему – а он идет в одном темпе, прибавить не может. Наверное, золото где-то там и проиграли.

– Связи со спортсменами у вас почти нет, но многие из них отзываются о вас как о друге – редкость для нашего биатлона.

– У нас действительно не было ссор, каких-то стычек, если не считать истории с Чудовым и Кругловым. Если что, сами спортсмены просили меня взять команду. Мы как пришли – сразу многое поменяли в быту.

Сократили сборы – вместо 24 дней они стали по 18, в мае вообще всех отпускали по домам. Разрешили женам посещать один сбор в предсезонку, плюс на Новый год. Раньше команду распускали на праздники – в Оберхофе все бежали разобранные. А мы оставались в Европе, но с женами – в Оберхофе они тоже оставались, но переезжали в другой отель. Гонял ребят только за интернет – сейчас это, наверно, смешно звучит.

– Нынешний состав – избалованный?

– После Олимпиады – немножко есть. Какие-то преференции Волкову, хотя что он показал в прошлом сезоне? Малышко и Гараничев, как говорят, чуть ли не заказывают себе тренера… Они много достигли, герои – Гараничев вообще который год выступает с травмами, у него проблема со спиной, постоянно мотается в Германию. Но такие действия, как с Касперовичем – это лишнее.

Шипулин – исключение, он ответственный, опытный. Сложно сказать, как он на самом деле тренируется. У меня есть информация, что у Кравцова и Крючкова уже был жесткий разговор. Александру Михайловичу не нравится, что Крючкова называют личным тренером – на самом деле он научный работник, вроде Загурского, и должен помогать всей команде. А получается так, что помогает только Антону.

***

– Кто виноват в допинговом скандале-2009?

– С момента взятия проб не прошло 8 лет – их могут еще вскрыть и вынести какие-то новые решения, поэтому я не буду говорить подробно. Думаю, когда время истечет – люди расскажут. Я уверен, что это чистая политика. Допинга там не было. Наши руководители заигрались в политику, а пострадали спортсмены – их уже не вернуть. Кто-то обещал свернуть Бессеберга в бараний рог – вот и результат.

Я знаком с Бессебергом, встретил его, когда разгорался скандал, и говорю: ну что, решили в политику поиграть? Он покраснел: кайне политик, кайне политик. Потеряли спортсменов ни за что.

– Скандал-2014 дал понять, что та история не такая уж случайная.

– Я знаю, кто виноват в этой ситуации, но промолчу. Думаю, найдутся те, кто рано или поздно скажет.

– Есть хоть какие-то шансы, что вы вернетесь в сборную? Оказывается, зимой вы были к этому близки.

– Если позовут – подумаю, с кем работать, под чьим руководством. Сейчас так вопрос не стоит, я успокоился. Года два назад переживал, а сейчас так хорошо стало дома. Хоть с женой и детьми побыть. Внучке 8 месяцев, внук будет в сентябре. А к кому и ради чего возвращаться – не знаю.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ПРЕССА
СообщениеДобавлено: 20 май 2015, 00:42 
Не в сети
Змеючий захвост
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 16:25
Сообщений: 24250
Откуда: "эх... деревня" (с) :-)))
Прочитала... очень хорошо отношусь к Аликину, но ... так и хочется сказать - молчи Вова, молчи!!!! o7o7

_________________
НЕ ВСЯКОЕ ОЦЕНОЧНОЕ СУЖДЕНИЕ ДОЛЖНО СЛУЖИТЬ МОДИФИКАТОРОМ ПОВЕДЕНИЯ ИзображениеИзображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ПРЕССА
СообщениеДобавлено: 14 авг 2015, 13:27 
Не в сети
Змеючий захвост
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 16:25
Сообщений: 24250
Откуда: "эх... деревня" (с) :-)))
Павел Ростовцев: «Фартовость Гросса должна перейти на сборную России»

13 августа 2015 года

8 июля бывший тренер женской сборной России Павел Ростовцев вступил в новую для себя должность – стал исполняющим обязанности министра по физической культуре, спорту и молодежной политике Иркутской области. Но несмотря на занятость, на просьбу поговорить о биатлоне ответил согласием.
– Насколько ваша сегодняшняя работа соприкасается с главным для вас видом спорта?

– Соприкасается. Не так давно я обсуждал перспективы развития биатлона с президентом СБР Александром Кравцовым и знаю, что СБР заинтересован как в расширении географии биатлона, так и в том, чтобы наш вид спорта развивался у нас в области.

– Тогда сразу перейду к делу. Как вы наверняка знаете, состоялось официальное назначение четырехкратного олимпийского чемпиона Рикко Гросса на пост старшего тренера мужской сборной России. Что ждет его в нашей стране в этом качестве на ваш взгляд?

– Его ждет очень непростая, но очень интересная работа.

– И что по вашим ощущениям будет наиболее сложным?

– Бороться с завышенными ожиданиями, которые есть как у биатлонной общественности, так и у самих спортсменов. Если для иностранных биатлонистов попадание в восьмерку или “пятнашку” на Кубке мира расценивается, как достаточно высокий результат, у нас это поражение. Соответственно есть разница: выступает спортсмен на позитиве, или находится в состоянии постоянной внутренней неудовлетворенности.

Вторая сложность заключается в том, что все тренерские достижения Гросса неизбежно начнут сравнивать с теми результатами, что были у его предшественников. А ведь это большой вопрос – какова будет заслуга нового тренерского штаба и самого Гросса в этих результатах. Смотрите: Антон Шипулин провел прекрасный сезон, но я не стал бы это связывать исключительно с тем, что прошлым летом он ушел на самоподготовку и начал работать с Андреем Крючковым. Уверен, что большая доля этого успеха кроется и в том фундаменте, что заложил за несколько лет Николай Лопухов, работая с мужской сборной. А вот работа Крючкова станет видна в результатах этого сезона.

Но вся биатлонная общественность, уверен, начнет связывать текущие результаты исключительно с именем Гросса.

– Рикко никогда ранее не работал в качестве тренера с мужчинами. Это может создать ему проблему?

– Думаю, да. С одной стороны, с женщинами сложнее во многих аспектах. У них другой менталитет, они эмоциональнее, иначе реагируют на какие-то вещи. В мужском биатлоне своя специфика. Которая, прежде всего, заключается в том, что конкуренция гораздо более жесткая, и малейший просчет в подготовке гораздо сильнее сказывается на результате. То есть малейшая ошибка – и спортсмен отлетел гораздо дальше, чем при точно такой же ошибке в женских дисциплинах.

Еще одна проблема в том, что Гроссу придется работать со спортсменами, которые привыкли к хорошим временам и комфорту. Я имею в виду условия, которые были созданы биатлонистам перед Играми в Сочи, когда команда абсолютно ни в чем не нуждалась. Сейчас ситуация изменилась в несколько более худшую сторону. Сумеют ли люди умерить амбиции и жить чуть поголоднее, а главное, как это отразится на их готовности работать и психологическом состоянии, я не знаю. Это тоже вызов для Гросса.

А главное, рядом наверняка окажется некоторое количество людей, которые будут улыбаться немцу, но при этом отчаянно желать, чтобы у него ничего не получилось. И которых крайне трудно распознать.

– Языковый барьер тоже может стать проблемой?

– И наверняка станет. В работе со спортсменами очень важен психологический контакт и эмоциональность. Одно дело дать задание сухим казенным языком и совсем другое – подключить эмоции, собственную энергетику. Как я ни старался, работая с Вольфгангом, доносить тональность его слов до спортсменок, это получалось далеко не всегда. Это достаточно важный момент, который не позволяет иностранным тренерам, работающим у нас в стране, реализовать свой потенциал.

С другой стороны, три года – достаточный срок, чтобы определить круг людей, способных решать олимпийские задачи и сконцентрироваться на их подготовке. Таких людей не будет много. К сожалению.

– Что вы можете сказать о Гроссе, как о тренере?

– Немного. Мы часто работали рядом, но контактировали лишь однажды – на этапе Кубка мира в Оберхофе в первый год нашей работы с Вольфгангом Пихлером, когда в эстафете кто-то из российских спортсменок замешкался на рубеже, перезаряжая винтовку. То ли патрон в снег тогда упал, то ли на коврик. После гонки я и спросил Рикко, какие тренировочные упражнения были в ходу в немецкой команде, чтобы научить спортсмена быстро ориентироваться в нестандартной ситуации и быстро принимать решения. Весь вечер мы тогда проговорили с ним на эту тему. Делились секретами.

Когда Гросс был спортсменом, я всегда очень уважал его как человека, умеющего преодолевать трудности и собираться в самый нужный момент. Помню, в одном из сезонов у него пошел наперекосяк весь декабрь – он даже преждевременно уехал с третьего этапа Кубка мира, чтобы получше подготовиться к “домашнему” старту в Рупольдинге. И выиграл там все три гонки, стал героем этапа. Настолько велика в нем всегда была уверенность, что никакой труд никогда не пропадает.

Плюс – Гросс очень фартовый. У меня до сих пор стоит перед глазами его выступление на чемпионате мира-2004 в Оберхофе, когда в сложнейших погодных условиях он выиграл гонку преследования. У него трижды проходили такие “габариты”, которые проходят в биатлоне крайне редко. Другими словами, при точно такой же стрельбе Рикко мог легко уйти на три штрафных круга.

Так что остается надеяться, что хотя бы часть этого фарта перейдет на сборную России

sport-express.ru

_________________
НЕ ВСЯКОЕ ОЦЕНОЧНОЕ СУЖДЕНИЕ ДОЛЖНО СЛУЖИТЬ МОДИФИКАТОРОМ ПОВЕДЕНИЯ ИзображениеИзображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ПРЕССА
СообщениеДобавлено: 24 сен 2018, 07:45 
Не в сети
Змеючий захвост
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2010, 16:25
Сообщений: 24250
Откуда: "эх... деревня" (с) :-)))
«Я постоянно получаю негативные комментарии в соцсетях и уже привык к этому. Но самым ужасным стало письмо на личную электронную почту, в котором содержались угрозы от русского эскадрона смерти. Отправитель остался анонимным, но письмо было отправлено из русской секретной службы», — заявил 20-летний швед.
Биатлонист отметил, что письмо было написано на плохом английском :39387: . Спортсмен признался, что угроза повлияла на него негативно, но пообещал продолжить обсуждать допинговые проблемы.

Самуэльссон — известный противник восстановления российского спорта, выступающий за бойкот биатлонных соревнований на территории России. 19 сентября шведский атлет заявил, что Всемирное антидопинговое агентство (WADA) не должно восстанавливать в правах Российское антидопинговое агентство (РУСАДА). Впоследствии WADA все же приняло решение в пользу РУСАДА, чем вызвало недовольство многих иностранных спортсменов.
https://sportmail.ru/news/biathlon/34826938/?frommail=1


Паранойя , видимо ,заразна 3643

_________________
НЕ ВСЯКОЕ ОЦЕНОЧНОЕ СУЖДЕНИЕ ДОЛЖНО СЛУЖИТЬ МОДИФИКАТОРОМ ПОВЕДЕНИЯ ИзображениеИзображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 47 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Template made by DEVPPL Flash Games - Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB
 
free counters